1. Практика

«Иногда приходится доказывать, что мы не имеем ничего общего с эзотерическими практиками». Интервью с основателями Most Creative Camp

Как из креативного агентства получился образовательный проект

© Фото: Most Creative Camp

Most Cre­ative Camp — ла­герь, куда при­ез­жа­ют люди со­вер­шен­но раз­ных про­фес­сий, что­бы на­учить­ся мыс­лить нестан­дарт­но и при­ду­мы­вать но­вые идеи, ко­то­рые они по­том при­ме­ня­ют в ра­бо­те и част­ной жиз­ни. В пе­ре­ры­вах меж­ду сме­на­ми ко­ман­да ла­ге­ря про­во­дит он­лайн-курс по кре­а­тив­но­сти и за­ни­ма­ет­ся про­ек­том Pro­goolka, ко­то­рый на­зы­ва­ет ин­тер­ак­тив­ны­ми под­ка­ста­ми или аудио­спек­так­ля­ми. Для на­шей руб­ри­ки CEO, ко­то­рую мы для себя рас­шиф­ро­вы­ва­ем как Chief Ed­u­ca­tional Of­fi­cer, мы по­го­во­ри­ли с ос­но­ва­те­ля­ми про­ек­та — Со­ло­мо­ном Шлосма­ном и Да­ни­и­лом Фи­ли­ным о том, как раз­ви­вать при­клад­ную кре­а­тив­ность, чего не сто­ит ждать в их ла­ге­рях и за­чем «Сбер­бан­ку» их услу­ги.







«У нас был та­кой сайт, что если зай­дя на него, ты ре­шил по­ехать к нам в ла­герь, зна­чит под­хо­дишь по духу»

Всё на­ча­лось с кре­а­тив­но­го агент­ства, где мы вме­сте ра­бо­та­ли. К нам при­хо­ди­ли кли­ен­ты, ко­то­рым нуж­на была яр­кая, нешаб­лон­ная идея. Мы при­ду­мы­ва­ли и ре­а­ли­зо­вы­ва­ли про­ек­ты для круп­ных ком­па­ний в Рос­сии и за гра­ни­цей. В ка­кой-то мо­мент мы за­ду­ма­лись, на­сколь­ко цен­но и дол­го­сроч­но то, что мы де­ла­ем. Не най­дя всех от­ве­тов в ре­клам­ной ин­ду­стрии, мы на­ча­ли по­ис­ки в дру­гих сфе­рах, и в ито­ге при­шли к об­ра­зо­ва­нию. У нас был боль­шой ба­гаж зна­ний о том, как при­ду­мы­вать идеи и как с их по­мо­щью де­лать свою жизнь и мир во­круг луч­ше. Так, 4 года на­зад по­явил­ся наш об­ра­зо­ва­тель­ный про­ект. Мы хо­те­ли стать шко­лой твор­че­ско­го мыш­ле­ния, вый­ти за рам­ки ре­клам­ной ин­ду­стрии, да­вать на­вы­ки, ко­то­рые мож­но при­ме­нить в лю­бой сфе­ре.

Пер­вый ла­герь мы сде­ла­ли в Гру­зии. То­гда мы даже не ре­кла­ми­ро­ва­ли про­ект — про­сто на­пи­са­ли пост в фейс­бу­ке и на­бра­ли 60 че­ло­век. При­шлось де­лать две сме­ны, хотя из­на­чаль­но мы пла­ни­ро­ва­ли одну — на 30 участ­ни­ков. К нам при­е­ха­ли со­вер­шен­но раз­ные люди: были и дру­зья из раз­ных про­фес­си­о­наль­ных об­ла­стей, и те, кого мы со­всем не зна­ли. При этом ни то­гда, ни сей­час мы не про­во­ди­ли ни­ка­ко­го со­бе­се­до­ва­ния: у нас был та­кой сайт, что если зай­дя на него ты ре­шил по­ехать к нам в ла­герь, зна­чит уже под­хо­дишь по духу. Мы даже осо­бо не рас­ска­зы­ва­ли, что всех ждет в по­езд­ке.

По­сле пер­во­го ла­ге­ря мы по­ня­ли, что сайт нуж­но де­лать еще бо­лее бор­зым, что­бы всё про нас сра­зу было по­нят­но

С той сме­ны три че­ло­ве­ка уеха­ли по­се­ре­дине про­грам­мы: они ду­ма­ли, что бу­дет вино, хин­ка­ли, экс­кур­сии по Гру­зии, а им при­хо­ди­лось в ин­тен­сив­ном ре­жи­ме круг­ло­су­точ­но ра­бо­тать го­ло­вой. Прав­да, че­рез два дня они вер­ну­лись и ска­за­ли: «В це­лом, у вас было непло­хо».

Про­грам­ма пер­во­го ла­ге­ря с точ­ки зре­ния ло­ги­ки и тео­ре­ти­че­ской ча­сти была не очень осмыс­лен­ная, что по­нят­но — мы ни­ко­гда преж­де та­ки­ми про­ек­та­ми не за­ни­ма­лись. Всё вы­гля­де­ло при­мер­но так: про­сы­па­ешь­ся, идешь в очень кра­си­вый тем­ный по­лу­под­валь­ный бар, где до обе­да слу­ша­ешь лек­ции. По­сле — вы­пол­ня­ешь за­да­ние в го­ро­де, а ве­че­ром пре­зен­ту­ешь ре­ше­ния. Плюс каж­дый ве­чер была часть про­грам­мы, о ко­то­рой сна­ча­ла мы участ­ни­кам не рас­ска­зы­ва­ли. Те­мой пер­во­го ла­ге­ря был «Сто­ри­тел­линг», по­это­му мы, на­при­мер, ез­ди­ли в арт-вил­лу Га­ру­ку­ла к ху­дож­ни­кам, где об­суж­да­ли, как при­ду­мы­вать идеи. Там же наши участ­ни­ки пили раз­ные вина, а ви­но­дел рас­ска­зы­вал про каж­дый сорт ис­то­рию. В ито­ге ока­за­лось, что это было одно и то же вино, хотя участ­ни­ки, бла­го­да­ря его ис­то­ри­ям, ве­ри­ли, что вина от­ли­ча­ют­ся и даже яко­бы чув­ство­ва­ли раз­ни­цу.


Глав­ная за­да­ча на­ше­го пер­во­го ла­ге­ря была встрях­нуть лю­дям моз­ги, что­бы они вер­ну­лись на ра­бо­ту с но­вы­ми мыс­ля­ми. И это по­лу­чи­лось. До сих пор участ­ни­ки пер­вой про­грам­мы ре­ко­мен­ду­ют нас сво­им дру­зьям. Мы удив­ля­ем­ся: сей­час у нас дей­стви­тель­но хо­ро­шие усло­вия, а то­гда мы сня­ли особ­няк в Со­ло­ла­ки, где душ на обо­их эта­жах про­те­кал.

По­сле успе­ха пер­во­го ла­ге­ря мы ре­ши­ли де­лать их каж­дый ме­сяц в но­вом ме­сте: под­го­тов­ка про­хо­дит ве­се­ло; все вре­мя ви­дишь но­вых лю­дей; мож­но де­нег за­ра­бо­тать. Че­рез пол­го­да мы по­ня­ли, что всё — вы­дох­лись. Каж­дый ме­сяц нуж­но было не толь­ко при­ду­мать но­вую про­грам­му, но и ре­шать ло­ги­сти­че­ские во­про­сы, что до­воль­но слож­но.

В ито­ге мы ре­ши­ли дей­ство­вать ина­че: про­сто со­ста­ви­ли одну про­грам­му на вы­ход­ные и по­про­бо­ва­ли ее несколь­ко раз про­ве­сти. В это же вре­мя к нам при­шли пер­вые кор­по­ра­тив­ные кли­ен­ты, так наш про­ект встал на биз­нес-рель­сы. Мы со­сре­до­то­чи­лись на кон­тен­те, с каж­дым ла­ге­рем со­вер­шен­ство­ва­ли его. Это по­мог­ло нам свер­нуть с пути, идя по ко­то­ро­му мы стре­ми­тель­но пре­вра­ти­лись бы в при­коль­но­го тур-опе­ра­то­ра. К нам ста­ли при­ез­жать люди, ко­то­рые хо­те­ли в ос­нов­ном учить­ся, а не от­ды­хать. B2B при­нес нам стре­ми­тель­ный взлет.

«Рань­ше хо­ро­шим со­труд­ни­ком счи­тал­ся тот, кто вы­пол­ня­ет долж­ност­ную ин­струк­цию, сей­час — тот, кто без нее мо­жет мно­гое»

Есть три сце­на­рия, с ко­то­ры­ми к нам об­ра­ща­ют­ся ком­па­нии. На­при­мер, при­хо­дит «Сбер­банк» и го­во­рит: «Нуж­но всех ли­ней­ных ме­не­дже­ров обу­чить кре­а­тив­но­сти. У нас есть пол­го­да на это». Мы про­пи­сы­ва­ем про­грам­му из оч­ных встреч, до­маш­них за­да­ний, ве­би­на­ров и ка­ких-то спе­ц­фор­ма­тов, а по­том в те­че­ние по­лу­го­да ве­дем 100 че­ло­век по это­му тре­ку. Вто­рой сце­на­рий — ко­гда ком­па­ния хо­чет ве­се­ло и умно про­ве­сти вре­мя с но­вой ко­ман­дой. Для них мы мо­жем сде­лать днев­ной вы­езд, во вре­мя ко­то­ро­го у них бу­дет мень­ше тео­рии, зато боль­ше ко­манд­ных за­да­ний. Тре­тий кейс — ком­па­ния хо­чет при­ду­мать но­вый про­дукт, у них есть 15 че­ло­век и нуж­но ор­га­ни­зо­вать про­цесс, что­бы мак­си­маль­но быст­ро всех при­ве­сти к ре­зуль­та­ту. То­гда мы раз­ра­ба­ты­ва­ем и про­во­дим кре­а­тив­ную сес­сию, и на вы­хо­де они по­лу­ча­ют несколь­ко ги­по­тез для те­сти­ро­ва­ния.

Как пра­ви­ло, ком­па­нии пре­сле­ду­ют очень праг­ма­тич­ные цели. Ска­жем, в «Сбер­бан­ке» ра­бо­та­ет 300 ты­сяч со­труд­ни­ков, из ко­то­рых при­быль при­но­сят в ос­нов­ном те, кто нестан­дарт­но под­хо­дит к ре­ше­нию за­дач, при­ду­мы­ва­ет, как оп­ти­ми­зи­ро­вать про­цесс. Для по­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции со­труд­ни­ков у них есть кор­по­ра­тив­ный уни­вер­си­тет, в ко­то­рый, кста­ти, не так про­сто по­пасть, туда боль­шой кон­курс. За­ня­тия про­хо­дят в те­че­ние по­лу­го­да, а по­том все сда­ют эк­за­мен. Наш курс во­шел в про­грам­му, что­бы боль­ше со­труд­ни­ков на­учи­лись мыс­лить нестан­дарт­но.

Кре­а­тив­ность — это не про то, что все долж­ны рез­ко на­чать фон­та­ни­ро­вать иде­я­ми, это про спо­соб­ность дей­ство­вать не по ин­струк­ции

Се­го­дня па­ра­диг­ма силь­но из­ме­ни­лась: рань­ше хо­ро­шим со­труд­ни­ком счи­тал­ся тот, кто ка­че­ствен­но вы­пол­ня­ет долж­ност­ную ин­струк­цию, сей­час — тот, кто без нее мо­жет мно­гое.

Все наши про­ек­ты, как пра­ви­ло, по­яв­ля­ют­ся из за­про­са кли­ен­та. Мно­гие спра­ши­ва­ли про он­лайн-курс — по срав­не­нию с ла­ге­рем, он был бы де­шев­ле для ком­па­нии, и удоб­нее для со­труд­ни­ков. Так как мы про кре­а­тив­ность, мы не мог­ли поз­во­лить себе сде­лать про­сто ве­би­нар, где си­дит лек­тор в бе­лой ру­баш­ке и рас­ска­зы­ва­ет, как стать кре­а­тив­ным. В ито­ге при­ду­ма­ли фор­мат бота, ко­то­рый дает тебе и тео­рию, и прак­ти­ку, а еще и вы­го­ня­ет, если ты не вы­пол­ня­ешь за­да­ния. Это при­но­сит нам непло­хой за­ра­бо­ток. Для част­ных кли­ен­тов курс про­хо­дит при­мер­но раз в два ме­ся­ца. Все­гда на него за­пи­сы­ва­ет­ся че­ло­век 30, хотя мы ре­кла­ми­ру­ем курс толь­ко в сво­их со­ци­аль­ных се­тях. Для ком­па­ний мы ино­гда ме­ня­ем за­да­ния про­грам­мы и брен­ди­ру­ем ее.


«Ко­гда ве­би­на­ры на­до­еда­ют, мы пред­ла­га­ем наш но­вый фор­мат — ин­тер­ак­тив­ные под­ка­сты»

Сей­час 80% на­ше­го вре­ме­ни от­ни­ма­ет Pro­goolka. Из­на­чаль­но мы при­ду­ма­ли этот про­ект как но­вый фор­мат внут­ри ла­ге­ря. Нам хо­те­лось сде­лать что-то вро­де аудио­спек­так­ля, ко­гда го­лос в на­уш­ни­ках дает тебе за­да­ние, а ты его вы­пол­ня­ешь. Мы за день при­ду­ма­ли текст, за­пи­са­ли его, до­ба­ви­ли му­зы­ку — и всё. Все были в вос­тор­ге от та­ко­го фор­ма­та.

По­лу­чив кучу по­ло­жи­тель­ных от­зы­вов, мы ре­ши­ли сде­лать это от­дель­ным про­дук­том и по­смот­реть, как он зай­дет у бо­лее ши­ро­кой ауди­то­рии. Мы ду­ма­ли, что люди бу­дут гу­лять и узна­вать но­вое про про­стран­ство во­круг себя. До­го­во­ри­лись с Пар­ком Горь­ко­го, но в ито­ге там это во­об­ще не за­шло — у них свой биз­нес, им не ин­те­рес­но было про­да­вать «Про­гул­ку». Это пошло нам на поль­зу: мы смог­ли не за­мы­кать­ся на кон­крет­ном ме­сте, а де­лать про­гул­ки те­ма­ти­че­ские — как по-дру­го­му по­смот­реть на свой дом, как по­ни­мать го­род, как при­ду­мать кру­тое пу­те­ше­ствие. При этом, несмот­ря на на­зва­ние, ты мо­жешь оста­вать­ся на ме­сте или где-то бро­дить без чет­кой тра­ек­то­рии, а в это вре­мя го­лос в на­уш­ни­ках тебе под­ска­зы­ва­ет, о чем по­ду­мать, дает за­да­ния, ко­то­рые ты ре­ша­ешь.

Most creative camp

Неожи­дан­но для нас са­мих «Про­гул­ка» ста­ла вос­тре­бо­ва­на на кор­по­ра­тив­ном рын­ке. На­при­мер, ее мо­жет про­слу­шать но­вый со­труд­ник кор­по­ра­ции, вме­сто того что­бы чи­тать пре­зен­та­ции или слу­шать hr-ме­не­дже­ра про цен­но­сти ком­па­нии. Вто­рой ва­ри­ант — ди­стан­ци­он­ные моз­го­вые штур­мы, ко­то­рые по­мо­га­ют со­труд­ни­кам при­ду­мы­вать идеи, а ком­па­нии не тра­тить день­ги на фа­си­ли­та­то­ров, то есть на нас. Тре­тий кейс — это но­вый фор­мат обу­че­ния, с по­мо­щью ко­то­ро­го мож­но раз­ви­вать раз­лич­ные на­вы­ки, не толь­ко кре­а­тив­ность. Цель тех, кто за­ни­ма­ет­ся внут­рен­ним кор­по­ра­тив­ным обу­че­ни­ем, — при­влечь сво­их же со­труд­ни­ков. Ко­гда ве­би­на­ры на­до­еда­ют, мы пред­ла­га­ем наш но­вый фор­мат, ко­то­рый под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко пас­сив­ное слу­ша­ние, но и уча­стие — та­кой ин­тер­ак­тив­ный под­каст.

«Не при­ду­ма­ли еще хо­ро­ших те­стов, ко­то­рые бы опре­де­ля­ли уро­вень кре­а­тив­но­сти»

Мы не са­дим­ся спе­ци­аль­но и не со­став­ля­ем за­да­чи на кре­а­тив­ность, они сами всплы­ва­ют в про­цес­се ра­бо­ты. У нас про­сто есть чат в те­ле­гра­ме, куда все ски­ды­ва­ют нестан­дарт­ные ре­ше­ния раз­ных за­дач.

В це­лом, на­учить­ся кре­а­тив­но­сти нель­зя, это не хард-скилл. А вот раз­вить этот на­вык и по­том его все вре­мя тре­ни­ро­вать — мож­но

Со спор­том очень из­би­тая, но са­мая точ­ная ана­ло­гия: если ты ре­гу­ляр­но им не за­ни­ма­ешь­ся, ты те­ря­ешь фор­му. То же са­мое с кре­а­тив­но­стью: если тебе по­сто­ян­но нуж­но ду­мать над ре­ше­ни­ем ка­ких-то хит­рых за­да­чек, ты оста­ешь­ся кре­а­тив­ным, а если ты в те­че­ние двух лет вы­пол­ня­ешь толь­ко ал­го­рит­ми­че­ские дей­ствия, ты те­ря­ешь этот на­вык.

До опре­де­лен­но­го уров­ня раз­вить кре­а­тив­ность мо­жет каж­дый. По край­ней мере, мы су­дим по лю­дям, ко­то­рые при­ез­жа­ют к нам в ла­герь: за несколь­ко дней все за­мет­но вы­рас­та­ют. Дру­гой во­прос, что мы ни­как это не мо­жем это из­ме­рить — не при­ду­ма­ли еще хо­ро­ших те­стов, ко­то­рые бы опре­де­ля­ли уро­вень кре­а­тив­но­сти. Мы про­бо­ва­ли с уче­ны­ми под­сту­пить­ся к раз­ра­бот­ке та­ко­го те­ста. В ито­ге все вре­мя упи­ра­лись в одну про­бле­му: мы не мо­жем преду­га­дать, что че­ло­век уже зна­ет. На­при­мер, если он рань­ше встре­чал ка­кую-ни­будь по­пу­ляр­ную за­дач­ку, то он пред­ло­жит хо­ро­шее ре­ше­ние.

Что­бы стать кре­а­тив­нее, нуж­но рав­но­мер­но про­ка­чи­вать бег­лость, ори­ги­наль­ность, гиб­кость, при­ду­мы­ва­ния, на­смот­рен­ность — это имен­но те бло­ки, ко­то­рые мы вы­де­ля­ем. Если осо­знан­но раз­ви­вать каж­дый из этих на­вы­ков, твои шан­сы ре­шать ка­кие-то за­да­чи уве­ли­чат­ся.

Се­го­дня как в Рос­сии, так и на За­па­де мож­но встре­тить мно­го око­ло­на­уч­но­го тре­ша. Боль­шин­ство не зна­ют точ­но, как ра­бо­та­ют моз­ги, но при­ду­мы­ва­ют свои тео­рии. Нам ино­гда при­хо­дит­ся до­ка­зы­вать, что мы не име­ем ни­че­го об­ще­го со вся­ки­ми эзо­те­ри­че­ски­ми прак­ти­ка­ми, кур­са­ми лич­ност­но­го ро­ста, кол­лек­тив­ным об­ме­ном с энер­гий кос­мо­са. У нас это­го точ­но ни­ко­гда не бу­дет. Мы про ра­ци­о­наль­ные при­клад­ные вещи, ко­то­рые ос­но­ва­ны на прак­ти­ке, агент­ском опы­те и со­зда­нии соб­ствен­ных необыч­ных про­ек­тов.