1. Практика

«Китай первым делом открыл доступ в музеи, а не в торговые центры». Интервью с Михаилом Левиным

Директором Moscow School of Contemporary Art о новой школе современного искусства

© Фото: Личный архив

В уни­вер­си­те­те кре­а­тив­ных ин­ду­стрий Uni­ver­sal Uni­ver­sity от­кры­лась шко­ла со­вре­мен­но­го ис­кус­ства — Moscow School of Con­tem­po­rary Art, где мож­но учить­ся ос­но­вам га­ле­рей­но­го биз­не­са, арт-кри­ти­ке, ме­недж­мен­ту и дру­гим спе­ци­аль­но­стям. «Цех» по­го­во­рил с ди­рек­то­ром шко­лы Ми­ха­и­лом Ле­ви­ным и вы­яс­нил, за­чем учить­ся со­вре­мен­но­му ис­кус­ству в пе­ри­од кри­зи­са, как пан­де­мия ска­за­лась на ху­дож­ни­ках и сов­ме­сти­мы ли ис­кус­ство и биз­нес в Рос­сии.







За­чем учить­ся со­вре­мен­но­му ис­кус­ству

По­сле кри­зи­са на­сту­пит подъ­ем и раз­ви­тие, по­тре­бу­ют­ся но­вые спе­ци­а­ли­сты. Му­зеи, фон­ды и раз­лич­ные куль­тур­ные ин­сти­ту­ции бу­дут ис­кать све­жие кад­ры. Обу­че­ние в сфе­ре со­вре­мен­но­го ис­кус­ства дает воз­мож­ность осво­ить необ­хо­ди­мые на­вы­ки и по­лу­чить ин­те­рес­ную ра­бо­ту. Мы ак­тив­но со­труд­ни­ча­ем с пра­ви­тель­ством Моск­вы и пы­та­ем­ся до­не­сти, что кре­а­тив­ные ин­ду­стрии, и, в част­но­сти, со­вре­мен­ное ис­кус­ство, — важ­ный фак­тор в раз­ви­тии го­ро­да, биз­нес-струк­тур и ту­риз­ма. Я уве­рен, что воз­мож­но­стей бу­дет все боль­ше.

В рам­ках Uni­ver­sal Uni­ver­sity обу­че­ние со­вре­мен­но­му ис­кус­ству су­ще­ству­ет боль­ше де­ся­ти лет. Од­на­ко по­яви­лась необ­хо­ди­мость в от­дель­ном пол­но­цен­ном на­прав­ле­нии, ко­то­рое за­ни­ма­лось бы под­го­тов­кой раз­лич­ных спе­ци­а­ли­стов для раз­ви­тия этой от­рас­ли. Мы по­счи­та­ли, что сей­час имен­но тот пе­ри­од — некое об­ну­ле­ние, по­сле ко­то­ро­го мы мо­жем пе­ре­при­ду­мать это на­прав­ле­ние. Мы со­зда­ли плат­фор­му, где смо­гут обу­чать­ся не толь­ко ху­дож­ни­ки, но и ку­ра­то­ры, га­ле­ри­сты, пи­ар­щи­ки и кри­ти­ки. Су­ще­ство­ва­ние всех спе­ци­а­ли­стов в од­ном об­ра­зо­ва­тель­ном хабе даст воз­мож­ность за­но­во сфор­ми­ро­вать эту об­ласть.

В шко­ле бу­дет два на­прав­ле­ния бри­тан­ско­го ба­ка­лаври­а­та: изоб­ра­зи­тель­ное ис­кус­ство и фо­то­гра­фия, а так­же две про­грам­мы до­пол­ни­тель­но­го про­фес­си­о­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния. Пер­вая — «Меж­ду­на­род­ные стра­те­гии в арт-биз­не­се», вто­рая — «Со­вре­мен­ное ис­кус­ство», она су­ще­ству­ет уже шесть лет, я ее ос­но­вал и ку­ри­рую.

В июле и ав­гу­сте у нас прой­дет лет­няя шко­ла с ин­тен­си­ва­ми по раз­ным на­прав­ле­ни­ям. Там мы по­го­во­рим о га­ле­рей­ном биз­не­се, арт-ме­недж­мен­те, куль­тур­ном про­из­вод­стве, меж­ду­на­род­ном со­труд­ни­че­стве, вза­и­мо­дей­ствии куль­ту­ры и биз­не­са, пи­а­ре и мар­ке­тин­ге. Все эти эле­мен­ты яв­ля­ют­ся важ­ны­ми ком­по­нен­та­ми в эко­си­сте­ме со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Так же мы ак­тив­но раз­ви­ва­ем парт­нер­ство с меж­ду­на­род­ны­ми кол­ле­га­ми.

BHSAD

По­че­му учить­ся со­вре­мен­но­му ис­кус­ству до­ро­го

В ли­ди­ру­ю­щих ву­зах США и Ве­ли­ко­бри­та­нии цены на про­филь­ное об­ра­зо­ва­ние дей­стви­тель­но аст­ро­но­ми­че­ские. В дру­гих ев­ро­пей­ских стра­нах есть воз­мож­ность учить­ся бо­лее бюд­жет­но, но там очень боль­шой кон­курс. Наша шко­ла су­ще­ству­ет в рам­ках Uni­ver­sal Uni­ver­sity, у нас та же це­но­вая по­ли­ти­ка: год обу­че­ния на про­грам­ме ДПО «Со­вре­мен­ное ис­кус­ство» сто­ит 370 ты­сяч руб­лей, ба­ка­лаври­ат — око­ло 580 ты­сяч. Сту­ден­ты по­лу­чат бри­тан­ский ди­плом, ко­то­рый от­кры­ва­ет им те же воз­мож­но­сти, что и по­сле обу­че­ния в Ве­ли­ко­бри­та­нии, но по­чти в два раза де­шев­ле.

Мы по­мо­га­ем вы­пуск­ни­кам ин­те­гри­ро­вать­ся в ин­ду­стрию — ор­га­ни­зу­ем ста­жи­ров­ки и ра­бо­та­ем над ре­аль­ны­ми про­ек­та­ми во вре­мя обу­че­ния. На моем кур­се сту­ден­ты де­ла­ют кол­ла­бо­ра­ции со Шко­лой кино или со Шко­лой му­зы­ки. Это тре­бу­ет боль­ших ре­сур­сов, ко­то­ры­ми не вла­де­ют ма­лень­кие част­ные ин­сти­ту­ции, по­это­му обу­че­ние у нас по рос­сий­ским мер­кам и сто­ит неде­ше­во.

Как пан­де­мия по­вли­я­ла на со­вре­мен­ное ис­кус­ство

Пан­де­мия силь­но по­ра­зи­ла куль­ту­ру и ис­кус­ство в част­но­сти. Эта об­ласть за­вя­за­на на меж­ду­на­род­ном со­труд­ни­че­стве, но мно­гие пла­ны при­шлось от­ло­жить или от­ме­нить во­все. Со­вре­мен­ное ис­кус­ство на­прав­ле­но на от­ра­же­ние ак­ту­аль­ной про­бле­ма­ти­ки, и мы по­ни­ма­ем, что мно­гие вещи те­перь тре­бу­ют пе­ре­осмыс­ле­ния. По­сле дол­го­го пе­ри­о­да изо­ля­ции и ис­клю­чи­тель­но вир­ту­аль­но­го об­ще­ния, воз­мож­но, мы ина­че по­смот­рим на при­выч­ные фор­ма­ты.

Мы ви­дим, как люди стра­да­ют от невоз­мож­но­сти вза­и­мо­дей­ство­вать с куль­тур­ной сре­дой. Я сам пе­ре­смот­рел боль­ше 50 он­лайн-вы­ста­вок от му­зеев со все­го мира, но этот опыт не дает и 20% от жи­во­го вос­при­я­тия и, ско­рее, вы­зы­ва­ет от­тор­же­ние. При этом год на­зад в это же вре­мя я был на би­ен­на­ле в Ве­не­ции, за че­ты­ре дня по­се­тил бо­лее 130 вы­ста­воч­ных про­ек­тов, но уез­жал с ощу­ще­ни­ем, что ни­че­го не по­смот­рел. Мне ка­жет­ся, нас ждет очень ин­те­рес­ный пе­ри­од, по­то­му что люди нач­нут осо­зна­вать важ­ность ис­кус­ства.

Кро­ме того, лю­бые огра­ни­че­ния де­ла­ют необ­хо­ди­мым по­иск аль­тер­на­ти­вы, и за­став­ля­ют ху­дож­ни­ка мыс­лить ина­че. Мне ка­жет­ся, это один из мощ­ней­ших ин­стру­мен­тов, предо­став­лен­ных нам вре­ме­нем. Ис­то­рия ис­кус­ства зна­ет при­ме­ры, ко­гда ху­дож­ни­ки сами со­зда­ва­ли себе тя­же­лые усло­вия, что­бы сти­му­ли­ро­вать ра­бо­ту. Здесь же все по­лу­чи­лось есте­ствен­но и дало силь­ный тол­чок для пе­ре­осмыс­ле­ния и фор­му­ли­ро­ва­ния идей.

BHSAD

О сво­ем об­ра­зо­ва­тель­ном и ка­рьер­ном пути

Я за­ни­мал­ся твор­че­ством с ран­не­го дет­ства, и по­нял, что наша пост­со­вет­ская си­сте­ма слиш­ком ака­де­мич­на. По­сле шко­лы я по­ехал в кол­ледж в Окс­фор­де, под­учил ан­глий­ский, сдал их мест­ные эк­за­ме­ны и па­рал­лель­но окон­чил кур­сы Шко­лы Ис­кусств Рас­кин. Это одна из ста­рей­ших ху­до­же­ствен­ных школ Ан­глии, часть окс­форд­ско­го уни­вер­си­те­та. За­тем я по­сту­пил в Шко­лу Изоб­ра­зи­тель­но­го Ис­кус­ства Слейд (Slade School of Fine Art Uni­ver­sity Col­lege Lon­don — Прим. «Цеха»). Моей глав­ной це­лью то­гда было сфор­ми­ро­вать соб­ствен­ное мыш­ле­ние.

По­лу­чив весь этот пласт зна­ний, я ре­шил, что бу­дет ин­те­рес­но вер­нуть­ся в Моск­ву и спро­еци­ро­вать по­лу­чен­ный опыт на нашу сре­ду. То­гда в оте­че­ствен­ной ин­ду­стрии был на­сто­я­щий бум: по­явил­ся Вин­за­вод, от­кры­ва­лись но­вые фон­ды, мы ак­тив­но участ­во­ва­ли в Ве­не­ци­ан­ской би­ен­на­ле. Плюс, в 2008 году в Лон­доне я по­зна­ко­мил­ся с ос­но­ва­те­ля­ми Бри­тан­ки Са­шей Аб­ра­мо­вым и То­мом Си­мон­сом. Они при­шли ко мне в ма­стер­скую, мы по­го­во­ри­ли, и я по­нял, что мне было бы ин­те­рес­но пре­по­да­вать.

По­сле воз­вра­ще­ния я еще год про­учил­ся в Ин­сти­ту­те про­блем со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, что­бы луч­ше изу­чить рос­сий­скую арт-сре­ду. За­тем я на­чал ак­тив­но пре­по­да­вать и па­рал­лель­но за­ни­мал­ся ху­до­же­ствен­ной прак­ти­кой, на ко­то­рую с каж­дым го­дом оста­ет­ся все мень­ше вре­ме­ни. Я про­дол­жаю де­лать вы­ста­воч­ные про­ек­ты, но ос­нов­ное вни­ма­ние и вре­мя по­свя­щаю имен­но раз­ви­тию Шко­лы.

О биз­не­се и со­вре­мен­ном ис­кус­стве

Ис­кус­ство — тоже про­дукт, ко­то­рый мы по­треб­ля­ем. Об­ще­ство долж­но быть го­то­во по­ве­сить в квар­ти­ре не пла­кат из Икеи, а ра­бо­ту мо­ло­до­го та­лант­ли­во­го ху­дож­ни­ка. Воз­мож­но, че­рез 10 лет он ста­нет но­вой звез­дой, и кар­ти­на бу­дет сво­е­го рода ин­ве­сти­ци­ей. Та­кое по­ни­ма­ние ис­кус­ства нуж­но вос­пи­ты­вать с дет­ства. В Ан­глии, на­при­мер, в му­зеи во­дят тол­пы де­ти­шек из дет­ских са­дов.

Я счи­таю, что ма­лое ко­ли­че­ство об­ра­зо­ва­тель­ных воз­мож­но­стей — глав­ная при­чи­на, по ко­то­рой мы не ви­дим стре­ми­тель­но­го раз­ви­тия со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Ки­тай и Ин­дия вкла­ды­ва­ют в эту сфе­ру огром­ные день­ги. За по­след­ние де­сять лет в Ки­тае по­стро­и­ли боль­ше двух ты­сяч му­зеев со­вре­мен­но­го ис­кус­ства: прак­ти­че­ски в каж­дом го­ро­де с на­се­ле­ни­ем свы­ше 500 ты­сяч че­ло­век есть свой му­зей. По­сле ка­ран­ти­на там пер­вым де­лом от­кры­ли до­ступ в му­зеи, а не в тор­го­вые цен­тры.