1. Практика

Полезное чтение. 10 книг от антрополога и фольклориста Марии-Валерии Моррис

Жертвы колдунов, биология мифов и советские легенды, в которые мы верим до сих пор

© Фото: из личного архива. Коллаж: Вика Шибаева / Цех

В руб­ри­ке «По­лез­ное чте­ние» мы про­сим экс­пер­тов в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния, дру­зей «Цеха» и из­вест­ных лю­дей рас­ска­зать нам о нон-фикшн кни­гах, ко­то­рые по­мог­ли им в ка­рье­ре, са­мо­раз­ви­тии и са­мо­об­ра­зо­ва­нии. В но­вой под­бор­ке сво­им спис­ком лю­би­мой и по­лез­ной ли­те­ра­ту­ры де­лит­ся ан­тро­по­лог и фольк­ло­рист Ма­рия-Ва­ле­рия Мор­рис.







«Мифы, эм­бле­мы, при­ме­ты», Кар­ло Гин­збург

Я очень люб­лю мик­ро­ис­то­рию. В первую оче­редь за то, что она, как ни один дру­гой под­ход, со­хра­ня­ет в ис­то­ри­че­ском кон­тек­сте че­ло­ве­че­ское и жи­вое. По­это­му осо­бое ме­сто в моем спис­ке за­ни­ма­ет сбор­ник ста­тей Кар­ло Гин­збур­га. Мне как фольк­ло­ри­сту, ко­то­рый ин­те­ре­су­ет­ся ло­каль­ны­ми ре­ли­ги­оз­ны­ми прак­ти­ка­ми, в «Ми­фах» боль­ше все­го нра­вит­ся «Кол­дов­ство и на­род­ная на­бож­ность: За­мет­ки об од­ном ин­кви­зи­ци­он­ном про­цес­се 1519 года». Со стра­ниц ста­рин­ных про­то­ко­лов во весь рост вста­ет пси­хо­ло­ги­че­ская дра­ма про свар­ли­вую кре­стьян­ку, до­тош­но­го и от­вет­ствен­но­го ин­кви­зи­то­ра, а так­же про то, как надо и как ни в коем слу­чае не надо себя ве­сти, если в виду ва­ше­го не са­мо­го при­ят­но­го ха­рак­те­ра вы неожи­дан­но ока­за­лись об­ви­не­ны в кол­дов­стве. Спой­лер: пы­тать­ся изоб­ра­зить ви­зи­о­не­ра, дей­ству­ю­ще­го по лич­но­му по­ру­че­нию выс­ших сил, — точ­но не надо.

Un­fin­ished Busi­ness: The Pol­i­tics of «Dis­si­dent» Irish Re­pub­li­can­ism, Ма­ри­са Мак­Глин­чи

Про кон­фликт в Оль­сте­ре (эт­но­по­ли­ти­че­ский кон­фликт в Се­вер­ной Ир­лан­дии из-за ста­ту­са ре­ги­о­на — Прим. «Цеха») не пи­сал уже толь­ко ле­ни­вый, но ис­сле­до­ва­ние Мак­Глин­чи уни­каль­но сво­им мак­си­маль­но без­оце­ноч­ным под­хо­дом. Для меня это очень класс­ный при­мер того, как, бе­рясь за тему, нераз­рыв­но свя­зан­ную с ко­лос­саль­ной трав­мой, со­блю­сти ба­ланс меж­ду хлад­но­кров­но­стью ана­ли­за и бе­реж­ным об­ще­ни­ем с ре­спон­ден­та­ми. Даже очень ста­рые раны мо­гут бо­леть — и, в силу са­мо­го сво­е­го су­ще­ство­ва­ния, на­но­сить но­вые. Мак­Глин­чи не про­сто с ува­же­ни­ем об­ра­ща­ет­ся с очень слож­ным ма­те­ри­а­лом, но и все­це­ло сле­ду­ет под­хо­ду «мы в от­ве­те за тех, кого изу­чи­ли». Даже спо­ря со сво­и­ми ин­фор­ман­та­ми, она ни на се­кун­ду не пе­ре­ста­ет ви­деть в них жи­вых лю­дей. А ведь это — пер­вая за­по­ведь ан­тро­по­ло­га.

«Сла­вян­ские древ­но­сти: Эт­но­линг­ви­сти­че­ский сло­варь», под об­щей ре­дак­ци­ей Ни­ки­ты Тол­сто­го

Всё, что вы хо­те­ли знать о сла­вян­ской ми­фо­ло­гии, но, воз­мож­но, бо­я­лись спро­сить. Все­объ­ем­лю­щий сло­варь важ­ней­ших для сла­вян­ских тра­ди­ций ми­фо­ло­ги­че­ских по­ня­тий и ка­те­го­рий. В нашу эпо­ху за­си­лья псев­до­ар­ха­и­ки стро­го на­уч­ное эн­цик­ло­пе­ди­че­ское опи­са­ние того, как на­род­ная куль­ту­ра вы­гля­дит в дей­стви­тель­но­сти, — на­сто­я­щий спа­са­тель­ный круг. К тому же, как че­ло­век, ко­то­рый от кель­то­ло­гии пе­ре­шел еще и на сла­ви­сти­ку, и пер­вое вре­мя был в неко­то­рой ото­ро­пи от ко­ли­че­ства мат­ча­сти, я сама не раз успеш­но поль­зо­ва­лась этим спа­са­тель­ным кру­гом. Жи­вая уст­ная тра­ди­ция как она есть — без пла­сти­ко­вых ко­кош­ни­ков и «Ве­ле­со­вых книг».

Dom­i­na­tion and the Arts of Re­sis­tance, Джеймс Скотт

Для это­го пунк­та я дол­го вы­би­ра­ла меж­ду этой кни­гой и The Art of Not Be­ing Gov­erned. Од­на­ко Dom­i­na­tion and the Arts of Re­sis­tance вы­иг­ра­ла, по­то­му что имен­но ее от­рыв­ки неве­ро­ят­но встрях­ну­ли мою оп­ти­ку на пер­вом кур­се ма­ги­стра­ту­ры и за­ло­жи­ли ме­то­до­ло­ги­че­скую ос­но­ву для боль­шин­ства моих идей. Я, без­услов­но, в кур­се кри­ти­ки Скот­та, и, бу­дучи че­ло­ве­ком, ко­то­рый до­воль­но мно­го вре­ме­ни по­тра­тил на по­ли­то­ло­гию и ис­то­рию пра­ва, The Art of Be­ing Gov­erned по­кри­ти­ко­ва­ла бы и сама… но Dom­i­na­tion and the Arts of Re­sis­tance на­все­гда в моем серд­це.

«Опас­ные со­вет­ские вещи», Алек­сандра Ар­хи­по­ва и Анна Кир­зюк

Про до­сто­ин­ства этой кни­ги пи­са­ли уже не раз, но ни­ко­гда не лишне рас­ска­зать о чем-то кру­том сно­ва. От­ку­да взя­лись жут­кие го­род­ские ле­ген­ды со­вет­ских лет, как они транс­фор­ми­ро­ва­лись и по­па­да­ли на со­вет­скую поч­ву, как во­об­ще это всё ра­бо­та­ет и о чем го­во­рит — обо всем этом мож­но узнать из «Опас­ных со­вет­ских ве­щей». А за­од­но и про­чув­ство­вать, что не ар­ха­и­кой еди­ной: со­всем недав­нее, ка­за­лось бы, про­шлое, да и на­сто­я­щее, мо­гут быть не ме­нее та­ин­ствен­ны­ми и за­хва­ты­ва­ю­щи­ми. И под та­ин­ствен­но­стью я, ра­зу­ме­ет­ся, по­ни­маю не крас­ную плен­ку или отрав­лен­ные игол­ки, а то, от­ку­да они бе­рут­ся, как об­жи­ва­ют­ся в на­ших умах и что рас­ска­зы­ва­ют о нас, пока мы рас­ска­зы­ва­ем о них.

The Ori­gins of the Irish, Джеймс Пат­рик Мэл­ло­ри

Неве­ро­ят­но увле­ка­тель­ное чте­ние про па­лео­ин­до­ев­ро­пей­скую ар­хео­ло­гию и ге­не­ти­ку Ир­лан­дии. Фор­маль­но ав­тор спо­рит с ир­ланд­ской ми­фо­гра­фи­ей, но на са­мом деле про­сто смот­рит на нее с иной, су­гу­бо ре­а­ли­сти­че­ской точ­ки зре­ния. В кни­ге есть по­дроб­ный рас­сказ про вол­ны за­се­ле­ния Ир­лан­дии от до­и­сто­ри­че­ских вре­мен до ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья, ко­то­рые, как ни за­бав­но, бо­лее-ме­нее сов­па­да­ют с пя­тью ми­фо­ло­ги­че­ски­ми за­хва­та­ми, с ле­ген­да­ми о ко­то­рых и спо­рит Мэл­ло­ри.

The Strange Or­der of Things, Ан­то­нио Да­ма­сио

С кни­гой Да­ма­сио я из­на­чаль­но столк­ну­лась как пе­ре­вод­чик. Но текст из об­ла­сти есте­ствен­ных наук ока­зал­ся по­ня­тен и ин­те­ре­сен даже мне, гу­ма­ни­та­рию до моз­га ко­стей. Это очень дру­же­люб­ное и строй­ное объ­яс­не­ние био­ло­ги­че­ских и ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­ских ос­нов че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки и эмо­ци­о­наль­ной жиз­ни, ко­то­рое по­мо­га­ет по­нять не толь­ко то, как мы устро­е­ны, но и то, по­че­му от ми­фо­ло­ги­че­ско­го мыш­ле­ния ни­ку­да не деть­ся — даже био­ло­ги­че­ски. Эво­лю­ци­он­ные ме­ха­низ­мы, ко­то­рые по­да­ри­ли нам эмо­ции, спо­соб­ность фор­ми­ро­вать при­вя­зан­но­сти, со­вер­шать аль­тру­и­стич­ные по­ступ­ки и ис­пы­ты­вать эм­па­тию, ле­жат в ос­но­ве и ми­фо­ло­ги­че­ско­го мыш­ле­ния. И без него, как и без чувств и при­вя­зан­но­стей, нам как виду тоже не обой­тись.

«Кол­ду­ны и жерт­вы. Ан­тро­по­ло­гия кол­дов­ства в со­вре­мен­ной Рос­сии», Оль­га Хри­сто­фо­ро­ва

Раз уж речь вновь за­шла о ми­фо­ло­ги­че­ском мыш­ле­нии, нель­зя не вспом­нить и о том, как оно ра­бо­та­ет на прак­ти­ке. Про эф­фек­тив­ность сим­во­лов, ме­ха­низ­мы дей­ствия ма­гии и так да­лее пи­са­ли мно­гие клас­си­ки ан­тро­по­ло­гии, но «Кол­ду­ны и жерт­вы» осо­бен­но важ­но про­чи­тать каж­до­му. Мно­гие из нас при­вык­ли ду­мать, что вера в кол­дов­ство и ма­ги­че­ские прак­ти­ки `— оста­лись в про­шлых сто­ле­ти­ях, да­ле­ких зем­лях и за­по­вед­ной тай­ге с от­шель­ни­ка­ми. Так вот — во­все нет. Ка­кой об­лик име­ет, в чем вы­ра­жа­ет­ся, как дей­ству­ет кол­дов­ство в со­вре­мен­ной Рос­сии, а так­же как за­щи­ща­ют­ся от него те, кто счи­та­ет себя его жерт­вой, — всё здесь. Не го­во­ря уже о том, что «Кол­ду­ны» ещё и ве­ли­ко­леп­но на­пи­са­ны.

Un­der­stand­ing Comics, Rein­vent­ing Comics и Mak­ing Comics, Скотт Ма­кЛа­уд

Ко­микс-сце­на в Рос­сии до сих пор оста­ет­ся «ве­щью в себе» — хотя, к сча­стью, эта тен­ден­ция по­сте­пен­но идет на спад. Чего сто­ят хотя бы се­ми­нар «Ан­тро­по­ло­гия ви­зу­аль­но­сти и ви­зу­аль­ная ан­тро­по­ло­гия» в ИЭА РАН, кон­фе­рен­ция Изо­текст и дру­гие кру­тей­шие ака­де­ми­че­ские ме­ро­при­я­тия, по­свя­щен­ные миру ко­мик­сов — не упу­щу воз­мож­но­сти про­ре­кла­ми­ро­вать их для по­тен­ци­аль­но за­ин­те­ре­со­ван­но­го чи­та­те­ля. Од­на­ко если вы толь­ко на­чи­на­е­те раз­би­рать­ся в ко­мик­сах, три­ло­гия от ху­дож­ни­ка и сце­на­ри­ста Скот­та Ма­кЛа­уда — это маст-рид. В ней по­дроб­но объ­яс­ня­ет­ся, как ра­бо­та­ет ко­микс-по­вест­во­ва­ние, по­че­му ко­микс — это и не ли­те­ра­ту­ра, и не гра­фи­ка, а ги­брид­ный род ис­кус­ства, взяв­ший луч­шее из обо­их ми­ров, как пра­виль­но чи­тать ко­мик­сы — и, если вы не за­хо­ти­те оста­нав­ли­вать­ся на до­стиг­ну­том, как их пра­виль­но пи­сать и ри­со­вать.

The Ja­co­bite Move­ment in Scot­land and in Ex­ile, 1746-1759, До­рон Цим­мер­манн

Сво­им ин­те­ре­сом к ис­то­рии, ан­тро­по­ло­гии и кель­то­ло­гии в част­но­сти я обя­за­на, по боль­шо­му сче­ту, яко­бит­ской ди­ло­гии Сти­вен­со­на — «По­хи­щен­но­му» и «Ка­три­оне». В 13 лет, про­чи­тав их вза­хлёб очень мно­го раз, я по уши влю­би­лась в XVII век, Шот­лан­дию и яко­би­тов. Увы, дол­гое вре­мя мне ка­за­лось, что чи­тать про яко­би­тов боль­ше нече­го — всё одно и то же, на раз­ные лады по­вто­ряв­шее за ис­то­рио­гра­фи­ей вик­то­ри­ан­ской эпо­хи: 1746 год, Кул­ло­ден, «ци­ви­ли­зо­ван­ные люди» по­бе­ди­ли «бла­го­род­ных ди­ка­рей» — в за­ви­си­мо­сти от по­зи­ции ав­то­ра тут пред­ла­га­лось либо по­зло­рад­ство­вать, либо по­со­чув­ство­вать, но тоже как-то свы­со­ка. Ис­сле­до­ва­ние Цим­мер­ман­на ста­ло для меня глот­ком све­же­го воз­ду­ха, по­дроб­но рас­ска­зав­шим про бо­лее чем де­ся­ти­ле­тие эпич­ных шпи­он­ских войн, что шли не толь­ко на Бри­тан­ских ост­ро­вах, но и по всей Ев­ро­пе. Чи­та­ет­ся, на са­мом деле, по­чти как Фле­минг или Ле Кар­ре — толь­ко ещё кру­че, по­то­му что всё прав­да.


Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем на стра­ни­цах «Цеха» в In­sta­gram и ВКон­так­те