1. Практика

Куда движется современная демократия? 10 книг от социолога и философа Григория Юдина

Определние, диагноз и рецепт для демократии в России и мире

© Фото: личный архив, коллаж: Вика Шибаева / Цех

Обыч­но в руб­ри­ке «По­лез­ное чте­ние» мы про­сим экс­пер­тов в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния, дру­зей «Цеха» и из­вест­ных лю­дей рас­ска­зать нам о нон-фикшне, ко­то­рый по­мог им в ка­рье­ре, са­мо­раз­ви­тии и са­мо­об­ра­зо­ва­нии. Но в но­вой под­бор­ке со­цио­лог и фи­ло­соф Гри­го­рий Юдин не про­сто по­де­лил­ся лю­би­мы­ми кни­га­ми, а со­ста­вил по­лез­ный спи­сок ли­те­ра­ту­ры для тех, кто хо­чет разо­брать­ся, что про­ис­хо­дит с де­мо­кра­ти­ей в мире и со­вре­мен­ной Рос­сии.







Со­вре­мен­ная де­мо­кра­тия на­хо­дит­ся в ин­те­рес­ной точ­ке. С од­ной сто­ро­ны, это по-преж­не­му без­услов­ный стан­дарт для все­го мира: го­су­дар­ства мо­гут упре­кать друг дру­га в неде­мо­кра­тич­но­сти, од­на­ко при этом утвер­жда­ют свою при­вер­жен­ность де­мо­кра­тии. С дру­гой — пе­ред ней вста­ет ряд но­вых вы­зо­вов — рез­кое сни­же­ние граж­дан­ско­го уча­стия, об­ру­ше­ние веры в пред­ста­ви­те­лей, уси­ле­ние по­пу­лист­ских дви­же­ний и ли­де­ров, по­яв­ле­ние элек­трон­ных тех­но­ло­гий. Как де­мо­кра­тия бу­дет ме­нять­ся в этой си­ту­а­ции? Этой теме по­свя­ще­ны ак­тив­ные дис­кус­сии в тео­рии де­мо­кра­тии — об­ла­сти, ко­то­рая при­вле­ка­ет всё боль­ший ин­те­рес бла­го­да­ря спо­соб­но­сти пред­ска­зы­вать то, что еще вче­ра ка­за­лось неве­ро­ят­ным. Вот лишь несколь­ко важ­ных книг, ко­то­рые мо­гут дать пред­став­ле­ние об этих спо­рах.

Опре­де­ле­ние: что та­кое де­мо­кра­тия

«Де­мо­кра­тия: Де­мон и ге­ге­мон», Ар­те­мий Ма­гун

Если вам ка­жет­ся, что де­мо­кра­тия — это вы­бо­ры пра­ви­те­ля, раз­де­ле­ние вла­стей или вер­хо­вен­ство пра­ва, то луч­ше на­чать с про­чте­ния этой кни­ги. Здесь все эти идеи по­сле­до­ва­тель­но опро­вер­га­ют­ся. Ар­те­мий Ма­гун, один из глав­ных по­ли­ти­че­ских фи­ло­со­фов в Рос­сии, на­пи­сал о де­мо­кра­тии неболь­шую кар­ман­ную кни­гу, в ко­то­рой до­ступ­но разъ­яс­не­ны все ос­нов­ные опре­де­ле­ния, си­сте­ма­ти­зи­ро­ва­ны клю­че­вые идеи и ос­нов­ные эта­пы раз­ви­тия де­мо­кра­тии. Кро­ме того, в «Де­моне и ге­ге­моне» опи­са­ны мно­гие внут­рен­ние про­ти­во­ре­чия, ко­то­рые се­го­дня ста­но­вят­ся осо­бен­но за­мет­ны. Ав­тор пред­ла­га­ет свой взгляд на раз­ви­тие де­мо­кра­тии, где сти­му­ли­ро­вать де­мо­кра­ти­че­ское уча­стие долж­но го­су­дар­ство но­во­го типа.

The De­mo­c­ra­tic Para­dox, Шан­таль Муфф

Бель­гий­ский фи­ло­соф Шан­таль Муфф — луч­ший ана­ли­тик ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии. Кни­ги Муфф пре­дель­но ясно де­мон­стри­ру­ют, из ка­ких эле­мен­тов со­сто­ят со­вре­мен­ные ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ские ре­жи­мы, ко­то­рые мы при­вык­ли про­сто на­зы­вать «де­мо­кра­ти­я­ми». Клю­че­вой ар­гу­мент Муфф за­клю­ча­ет­ся в том, что меж­ду ли­бе­ра­лиз­мом и де­мо­кра­ти­ей все­гда были и со­хра­ня­ют­ся на­пря­жен­ные от­но­ше­ния. Со­вре­мен­ные по­ли­ти­че­ские си­сте­мы воз­ник­ли из непро­сто­го бра­ка меж­ду ними, о ко­то­ром мы лег­ко­мыс­лен­но за­бы­ли. Вы­сту­пая с по­зи­ций «ра­ди­каль­ной де­мо­кра­тии», Муфф по­ка­зы­ва­ет, по­че­му ли­бе­ра­лизм и де­мо­кра­тия неред­ко стре­мят­ся к раз­ным иде­а­лам, и пред­ла­га­ет спо­со­бы их при­ми­рить. То, что кни­ги Муфф не пе­ре­ве­де­ны на рус­ский — за­га­доч­ное упу­ще­ние, од­на­ко она пи­шет до­ступ­но, и у чи­та­те­ля в го­ло­ве лег­ко воз­ни­ка­ет пред­став­ле­ние об ос­нов­ных на­прав­ле­ни­ях де­мо­кра­ти­че­ской мыс­ли и со­от­но­ше­нии меж­ду ними.

Ди­а­гноз: про­бле­мы де­мо­кра­тии се­го­дня

«По­ст­де­мо­кра­тия», Ко­лин Кра­уч

Бри­тан­ский со­цио­лог Ко­лин Кра­уч фик­си­ру­ет ос­нов­ные де­фек­ты со­вре­мен­ных де­мо­кра­ти­че­ских си­стем: «… при­вер­жен­цев де­мо­кра­тии охва­ты­ва­ют уста­лость, от­ча­я­ние и разо­ча­ро­ва­ние; ко­гда за­ин­те­ре­со­ван­ное и силь­ное мень­шин­ство про­яв­ля­ет го­раз­до боль­шую ак­тив­ность в по­пыт­ках с вы­го­дой для себя экс­плу­а­ти­ро­вать по­ли­ти­че­скую си­сте­му, неже­ли мас­сы про­стых лю­дей; ко­гда по­ли­ти­че­ские эли­ты на­учи­лись управ­лять и ма­ни­пу­ли­ро­вать на­род­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми; ко­гда лю­дей чуть ли не за руку та­щат на из­би­ра­тель­ные участ­ки». Зву­чит зна­ко­мо, не прав­да ли? Все эти про­бле­мы от­нюдь не яв­ля­ют­ся спе­ци­фи­че­ски рос­сий­ски­ми; осо­бен­ность стран вро­де Рос­сии, од­на­ко, со­сто­ит в том, что они сра­зу вка­ти­лись в ста­дию «по­ст­де­мо­кра­тии», быст­ро про­ско­чив соб­ствен­но де­мо­кра­ти­че­ский мо­мент. Идея Кра­уча со­сто­ит в том, что «по­ст­де­мо­кра­тия» — это не то же са­мое, что «неде­мо­кра­тия»: в ка­ком-то смыс­ле, это ещё хуже, по­то­му что иде­а­лы де­мо­кра­тии здесь как буд­то бы ре­а­ли­зо­ва­ны, од­на­ко на­звать это прав­ле­ние «де­мо­кра­ти­че­ским» не по­во­ра­чи­ва­ет­ся язык. Ито­гом ста­но­вит­ся рас­про­стра­не­ние ци­низ­ма и от­но­ше­ние к де­мо­кра­ти­че­ской по­ли­ти­ке как к спек­так­лю. Кра­уч раз­би­ра­ет струк­тур­ные при­чи­ны та­ко­го по­ло­же­ния дел — уси­ле­ние кор­по­ра­ций, из­ме­не­ние струк­ту­ры за­ня­то­сти, му­та­цию по­ли­ти­че­ских пар­тий.

«Ис­ка­жен­ная де­мо­кра­тия. Мне­ние, ис­ти­на и на­род», Надя Ур­би­на­ти

Ве­ду­щий тео­ре­тик пред­ста­ви­тель­ной де­мо­кра­тии Надя Ур­би­на­ти вы­бра­ла для ана­ли­за со­вре­мен­ных ре­жи­мов очень по­лез­ную стра­те­гию. Она ис­сле­ду­ет, в ка­ких на­прав­ле­ни­ях идеи де­мо­кра­тии ока­за­лись из­вра­ще­ны. Три ос­нов­ных ис­ка­же­ния, ко­то­рые раз­би­ра­ют­ся в этой кни­ге — тех­но­кра­тизм, по­пу­лизм и пле­бис­ци­та­ризм. Все они, с точ­ки зре­ния ав­то­ра, на­чи­на­ют­ся с де­мо­кра­ти­че­ских устрем­ле­ний, од­на­ко вско­ре один из эле­мен­тов де­мо­кра­тии пол­но­стью вы­тес­ня­ет осталь­ные. Для Рос­сии осо­бен­но ак­ту­аль­но раз­гра­ни­че­ние меж­ду по­пу­лиз­мом и пле­бис­ци­та­риз­мом — дву­мя прин­ци­пи­аль­но раз­ны­ми по­ли­ти­че­ски­ми ло­ги­ка­ми, ко­то­рые за­ча­стую пу­та­ют. Этим раз­ба­лан­си­ро­ван­ным фор­мам, ко­то­рые му­ча­ют со­вре­мен­ные по­ли­ти­че­ски си­сте­мы, Ур­би­на­ти про­ти­во­по­став­ля­ет свой взгляд на ре­пре­зен­та­тив­ную де­мо­кра­тию, в ко­то­рой клю­че­вым яв­ля­ет­ся ощу­ще­ние, что твоё мне­ние, ка­ким бы неком­пе­тент­ным оно ни было, пред­став­ле­но в по­ли­ти­че­ской си­сте­ме, и ты участ­ву­ешь в управ­ле­нии соб­ствен­ной стра­ной.

Counter-Democ­racy: Pol­i­tics in an Age of Dis­trust, Пьер Ро­зан­вал­лон

Клю­че­вая идея Ро­зан­вал­ло­на — со­вре­мен­ные де­мо­кра­ти­че­ские си­сте­мы пе­ре­жи­ва­ют «кри­зис ре­пре­зен­та­ции». Еще не так дав­но ка­за­лось, что по­ли­ти­че­ские пар­тии пред­став­ля­ют в пар­ла­мен­те граж­дан-еди­но­мыш­лен­ни­ков, опре­де­ля­ют со­став пра­ви­тель­ства и кон­тро­ли­ру­ют ис­пол­ни­тель­ную власть. Се­го­дня всё это зву­чит как на­ив­ные глу­по­сти: пар­тии дав­но пре­вра­ти­лись в об­слу­жи­ва­ю­щие сво­их ли­де­ров ап­па­ра­ты, идео­ло­ги­че­ские раз­ли­чия меж­ду ними стёр­лись, в пар­ла­мен­те они за­ни­ма­ют­ся ис­клю­чи­тель­но за­щи­той или ата­кой на гла­ву ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, не имея при этом се­рьёз­ных ин­стру­мен­тов вли­я­ния на жизнь сво­их из­би­ра­те­лей. По­ли­ти­ка про­ни­за­на глу­бо­чай­шим недо­ве­ри­ем меж­ду из­би­ра­ю­щи­ми и из­бран­ны­ми — это два раз­ных клас­са, ко­то­рые по­чти не пе­ре­се­ка­ют­ся и жи­вут в раз­ных ми­рах. Что то­гда оста­ёт­ся от де­мо­кра­ти­че­ско­го кар­ка­са? Оста­ёт­ся «контр­де­мо­кра­тия»: бди­тель­ность, изоб­ли­че­ние, оце­ни­ва­ние. Если мы не мо­жем участ­во­вать в де­мо­кра­ти­че­ском прав­ле­нии, то мы бу­дем вни­ма­тель­но на­блю­дать за ва­ши­ми де­ла­ми и вы­плёс­ки­вать свой гнев во вспыш­ках на­род­ной яро­сти. Это не при­во­дит к ре­фор­ме си­сте­мы, но ста­но­вит­ся клю­че­вым фак­то­ром со­вре­мен­ной по­ли­ти­ки. Кни­га Ро­зан­вал­ло­на поз­во­ля­ет ина­че по­смот­реть на ре­аль­ные функ­ции при­выч­ных по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тов и яв­ле­ний — от по­ли­ти­че­ских кам­па­ний до мас­со­вых бес­по­ряд­ков, от вы­бо­ров до оп­по­зи­ции.

«Про­тив вы­бо­ров», Да­вид ван Рей­б­рук

Бель­гий­ский пи­са­тель и об­ще­ствен­ный ак­ти­вист Да­вид ван Рей­б­рук в сво­ей неболь­шой кни­ге ясно вы­ра­зил мысль, ко­то­рая объ­еди­ня­ет мно­гих про­фес­си­о­наль­ных тео­ре­ти­ков де­мо­кра­тии: глав­ная опас­ность для де­мо­кра­тии се­го­дня — её элек­то­ра­ли­за­ция, то есть све­де­ние к вы­бо­рам. Мы на­столь­ко при­вык­ли ас­со­ци­и­ро­вать де­мо­кра­тию с вы­бо­ра­ми, что нам ка­жет­ся неве­ро­ят­ным то, что они во­об­ще не яв­ля­ют­ся де­мо­кра­ти­че­ским ин­сти­ту­том. Это эле­мент ари­сто­кра­ти­че­ских и оли­гар­хи­че­ских си­стем, из­вест­ный по­ли­ти­че­ской тео­рии еще с ан­тич­ных вре­мен. Ван Рей­б­рук по­ка­зы­ва­ет, как вы­шло, что мы свя­за­ли де­мо­кра­тию с вы­бо­ра­ми на при­ме­ре ре­во­лю­ций во Фран­ции и США: там на вы­бо­рах как раз те, кто не хо­тел до­пу­стить рас­про­стра­не­ния де­мо­кра­тии. Ко­неч­но, это не зна­чит, что вы­бо­ры и де­мо­кра­тия несов­ме­сти­мы, од­на­ко за­став­ля­ет за­ду­мать­ся о том, ка­кие ин­сти­ту­ты мо­гут быть бо­лее де­мо­кра­ти­че­ски­ми. Ван Рей­б­рук, на­при­мер, рас­ска­зы­ва­ет о мас­штаб­ных экс­пе­ри­мен­тах по при­ня­тию по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний груп­па­ми, ко­то­рые на­бра­ны из обыч­ных граж­дан по жре­бию.

Ре­цеп­ты: как эти про­бле­мы ре­шить

On Pop­ulist Rea­son, Эр­не­сто Ла­клау

Кни­га ар­ген­тин­ца Эр­не­сто Ла­клау уже ста­ла и на­вер­ня­ка оста­нет­ся од­ним из глав­ных тек­стов по по­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии XXI века. Ла­клау взял­ся за неожи­дан­ное пред­при­я­тие — по­ли­ти­че­скую апо­ло­гию по­пу­лиз­ма. Он ис­кус­но по­ка­зы­ва­ет, что рас­хо­жее пред­став­ле­ние о по­пу­лиз­ме как ир­ра­ци­о­наль­ном, раз­ру­ши­тель­ном и ан­ти­де­мо­кра­ти­че­ском яв­ле­нии, не име­ет под со­бой ос­но­ва­ний. Опи­ра­ясь на вни­ма­тель­ный раз­бор тек­стов кон­сер­ва­тив­ных ав­то­ров, нена­ви­дя­щих по­пу­лизм, Ла­клау объ­яс­ня­ет, что за ним сто­ит по­сле­до­ва­тель­ная ло­ги­ка, ко­то­рую мы не мо­жем уви­деть из­нут­ри на­ше­го огра­ни­чен­но­го по­ни­ма­ния по­ли­ти­ки и де­мо­кра­тии. Кста­ти, «пу­стые ло­зун­ги», за ко­то­рые так кри­ти­ку­ют по­пу­ли­стов, — обя­за­тель­ное усло­вие су­ще­ство­ва­ния по­ли­ти­че­ской жиз­ни.

Ра­бо­та Ла­клау по­ка­зы­ва­ет, как функ­ци­о­ни­ру­ют «пу­стые озна­ча­ю­щие» и по­че­му они об­ла­да­ют по­ра­зи­тель­ной спо­соб­но­стью за­пус­кать кол­лек­тив­ное по­ли­ти­че­ское дей­ствие. Если счи­тать по­ли­ти­че­скую эф­фек­тив­ность кри­те­ри­ем для оце­ни­ва­ния тру­дов по по­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии, то эта кни­га все­го за де­ся­ти­ле­тие пре­взо­шла боль­шин­ство тру­дов по­след­них ве­ков. Ла­клау не толь­ко пред­ви­дел взлёт по­пу­лиз­ма, ко­гда об этом ни­кто не го­во­рил, но и по­ка­зал, как тех­но­ло­гии по­пу­лиз­ма мо­гут воз­вра­щать лю­дям веру в де­мо­кра­тию и вы­иг­ры­вать вы­бо­ры, вне­зап­но ме­няя си­сте­мы, ко­то­рые скла­ды­ва­лись де­ся­ти­ле­ти­я­ми.

«Мно­же­ство: Вой­на и де­мо­кра­тия в эпо­ху им­пе­рии», Май­кл Хардт и Ан­то­нио Негри

Ита­лья­нец Ан­то­нио Негри — ещё один по­ли­ти­че­ский мыс­ли­тель «пря­мо­го дей­ствия». В се­ми­де­ся­тые годы одно его имя на­ве­ва­ло ужас на ита­льян­ское пра­ви­тель­ство, и с тех пор этот страх вы­шел да­ле­ко за пре­де­лы его ро­ди­ны. На­чав как фи­ло­соф тру­да, Негри чут­ко пой­мал по­ли­ти­че­ский смысл его транс­фор­ма­ции в по­сле­во­ен­ной Ев­ро­пе и вдох­но­вил мас­сы ра­бо­чих на прин­ци­пи­аль­но но­вые тре­бо­ва­ния. Вме­сте с быст­рым рас­про­стра­не­ни­ем «нема­те­ри­аль­ных» форм тру­да, ко­то­рый сво­дит­ся к ком­му­ни­ка­ции меж­ду людь­ми, как в со­вре­мен­ных «куль­тур­ных ин­ду­стри­ях», Негри од­ним из пер­вых уви­дел фун­да­мен­таль­ный сдвиг в устрой­стве со­вре­мен­ных об­ществ. Они рас­сы­па­лись как устой­чи­вые струк­ту­ры, в ко­то­рых ин­ди­ви­ды за­ни­ма­ли свои ме­ста в ре­шёт­ке «клас­сов», «идео­ло­гий» и «си­стем управ­ле­ния». Вме­сте с этим ста­ла невоз­мож­на и де­мо­кра­тия как устой­чи­вый ре­жим прав­ле­ния — боль­ше нет ни «де­мо­кра­ти­че­ских пра­ви­те­лей», ни са­мо­го «на­ро­да». Из-за его спи­ны на сце­ну вы­шли «мно­же­ства», ко­то­рые все­гда оста­ва­лись в тени со­вре­мен­ной по­ли­ти­ки. Негри луч­ше всех объ­яс­ня­ет непред­ска­зу­е­мость и ка­жу­щу­ю­ся бес­цель­ность со­вре­мен­ных де­мо­кра­ти­че­ских дви­же­ний, ко­то­рые воз­ни­ка­ют не из пар­тий, пар­ла­мен­тов и «мест вла­сти», а по­доб­но вол­нам при­хо­дят фак­ти­че­ски ни­от­ку­да.

Democ­racy and the Pol­i­tics of the Ex­tra­or­di­nary, Ан­дре­ас Ка­ли­вас

Грек Ан­дре­ас Ка­ли­вас так­же раз­ра­ба­ты­ва­ет спо­соб­ность смот­реть на со­вре­мен­ную де­мо­кра­тию со сто­ро­ны, и идёт ещё даль­ше Негри. Мы при­вык­ли мыс­лить в тер­ми­нах «нор­маль­ной по­ли­ти­ки», где де­мо­кра­тия за­ви­сит от успе­ха тех или иных пар­тий, по­ли­ти­че­ских про­грамм или ре­форм, от ис­хо­да вы­бо­ров и го­ло­со­ва­ний в пар­ла­мен­те, от при­ни­ма­е­мых за­ко­нов. Од­на­ко нор­маль­ная по­ли­ти­ка — лишь часть, и не са­мая важ­ная часть, по­ли­ти­че­ской жиз­ни. Клю­че­вые для по­ли­ти­ки во­про­сы ре­ша­ют­ся в те мо­мен­ты, ко­гда нор­ма за­кан­чи­ва­ет­ся, и на­сту­па­ет вре­мя ис­клю­че­ния, вре­мя чрез­вы­чай­но­го. Имен­но по­это­му де­мо­кра­ти­че­ские дви­же­ния ча­сто стал­ки­ва­ют­ся с тем, что про­тив­ник, у ко­то­ро­го они по­чти на­учи­лись вы­иг­ры­вать в шах­ма­ты, вне­зап­но вклю­ча­ет «ча­па­е­ва» и сры­ва­ет все пла­ны.

По­ня­тие «чрез­вы­чай­но­го по­ло­же­ния» в по­след­нее вре­мя ста­ло клю­че­вым для по­ни­ма­ния бес­пре­це­дент­но­го рас­ши­ре­ния воз­мож­но­стей го­су­дар­ства и со­кра­ще­ния по­тен­ци­а­ла де­мо­кра­ти­че­ских из­ме­не­ний. Ка­ли­вас пред­ла­га­ет обер­нуть «чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние» в де­мо­кра­ти­че­скую сто­ро­ну и по­ка­зы­ва­ет, как воз­мож­ны чрез­вы­чай­ные де­мо­кра­ти­че­ские мо­мен­ты, а глав­ное — ка­ким об­ра­зом при­зрак по­ли­ти­ки чрез­вы­чай­но­го ви­та­ет над по­все­днев­ной жиз­нью и рез­ко пе­ре­во­ра­чи­ва­ет её в неожи­дан­ный мо­мент.

The Shadow of Un­fair­ness: A Ple­beian The­ory of Lib­eral Democ­racy, Джеф­ф­ри Грин

Если преды­ду­щие ав­то­ры пред­ла­га­ли бо­лее или ме­нее ра­ди­каль­ные ре­цеп­ты, то аме­ри­ка­нец Джеф­ф­ри Грин вы­би­ра­ет иную, ре­а­ли­сти­че­скую уста­нов­ку. Он сра­зу при­зна­ёт, что по­дав­ля­ю­ще­му боль­шин­ству граж­дан ли­бе­раль­ная де­мо­кра­тия даже близ­ко не даст того, на что они рас­счи­ты­ва­ют. Эти про­иг­рав­шие — но­вые пле­беи, люди вто­ро­го сор­та, и ни­ка­ких се­рьёз­ных на­дежд из­ме­нить си­сте­му у них нет: вер­нуть­ся к вре­ме­нам ре­аль­но­го ак­тив­но­го граж­дан­ско­го уча­стия уже не удаст­ся. Од­на­ко это не зна­чит, что для них в си­сте­ме во­об­ще нет ме­ста. Грин углуб­ля­ет­ся в по­ли­ти­че­ские эмо­ции «пле­бея» и на­хо­дит оправ­да­ния чер­там, ко­то­рые в по­ли­ти­че­ской тео­рии тра­ди­ци­он­но по­ри­ца­лись — за­ви­сти, небла­го­дар­но­сти, со­зна­тель­но­му от­ка­зу от доб­ро­де­тель­но­сти и даже пре­одо­ле­нию по­ли­ти­че­ской жиз­ни. Ба­зо­вый факт со­вре­мен­ных ли­бе­раль­ных де­мо­кра­тий — их ли­це­ме­рие: они обе­ща­ют всем ра­вен­ство, но на деле вос­про­из­во­дят сте­ну меж­ду «немно­ги­ми» и «мно­ги­ми». И если уж с этим ни­че­го нель­зя по­де­лать, то Грин по­ка­зы­ва­ет, ка­кие ин­сти­ту­ты мо­гут улуч­шить си­ту­а­цию — от ре­гу­ляр­ных пуб­лич­ных про­цес­сов над бо­га­ча­ми и до га­ран­тии, что пле­беи име­ют воз­мож­ность невеж­ли­во пе­ре­би­вать власть иму­щих. Эти ин­сти­ту­ты не поз­во­лят из­ба­вить­ся от фун­да­мен­таль­ной нечест­но­сти со­вре­мен­ной де­мо­кра­тии, но поз­во­лят сде­лать чуть пол­нее жизнь в тени нечест­но­сти.

Бо­нус

«[Про]зре­ние», Жозе Са­ра­ма­го

Кни­га пор­ту­галь­ско­го пи­са­те­ля Жозе Са­ра­ма­го — не нон-фикшн, но труд­но от­де­лать­ся от ощу­ще­ния, что чи­та­ешь луч­шую ил­лю­стра­цию кри­зи­са со­вре­мен­ной ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии. В мо­мент мак­си­маль­ной де­мо­кра­ти­че­ской апа­тии про­ис­хо­дит стран­ная вещь — граж­дане, слов­но не сго­ва­ри­ва­ясь, от­ка­зы­ва­ют­ся при­хо­дить на из­би­ра­тель­ные участ­ки. Вмиг ли­шив­ше­е­ся ле­ги­тим­но­сти пра­ви­тель­ство при­ни­ма­ет эту под­рыв­ную ак­цию за то, что ему при­выч­нее все­го — за за­го­вор, в ко­то­рый во­вле­че­но всё на­се­ле­ние. Но как бо­роть­ся с теми, кто укло­ня­ет­ся от борь­бы? Са­ра­ма­го ярко по­ка­зы­ва­ет са­мое важ­ное про­ти­во­ре­чие со­вре­мен­ной де­мо­кра­тии — в силу го­ло­со­ва­ния в ней мало кто ве­рит, и в то же вре­мя власть в ней за­ви­сит имен­но от го­ло­со­ва­ния. Сце­на­рий, ко­то­рый ри­су­ет Са­ра­ма­го — хо­ро­ший сти­мул, что­бы за­ду­мать­ся о бу­ду­щем де­мо­кра­тии.

Урна была пу­ста, урна была чи­ста — неза­пят­нан­но — да вот беда, в ком­на­те не было ни од­но­го, ни еди­но­го — ну, хоть бы для сме­ха, хоть бы на раз­вод — из­би­ра­те­ля, ко­то­ро­му мож­но было бы предъ­явить эти са­мые чи­сто­ту и пу­сто­ту
​​​​
Жозе Сарамаго

Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем на стра­ни­цах «Цеха» в In­sta­gram и ВКон­так­те