1. Практика

«Иногда я работал 30 часов на ногах без сна». Как помощник капитана стал разработчиком

История Геннадия Хотовицкого

Обыч­но сло­во «pivot» при­ме­ня­ют по от­но­ше­нию к стар­та­пам — оно озна­ча­ет сме­ну биз­нес-мо­де­ли, про­дук­та или сфе­ры де­я­тель­но­сти. А мы на­зва­ли так но­вую руб­ри­ку с ис­то­ри­я­ми лю­дей, ко­то­рые пол­но­стью из­ме­ни­ли свою ка­рье­ру. Ген­на­дий Хо­то­виц­кий окон­чил Одес­скую на­ци­о­наль­ную мор­скую ака­де­мию, про­вел на фло­те семь лет и до­слу­жил­ся до вто­ро­го по­мощ­ни­ка ка­пи­та­на даль­не­го пла­ва­ния. Но эта ра­бо­та вго­ня­ла его в де­прес­сию, по­это­му в 2019 году он от­учил­ся в бут­кем­пе и стал JavaScript-раз­ра­бот­чи­ком. Ген­на­дий рас­ска­зал «Цеху» о том, по­че­му в жиз­ни мо­ря­ка на са­мом деле мало ро­ман­тич­но­го и как он ре­шил­ся на пе­ре­ме­ны, несмот­ря на очень боль­шую зар­пла­ту.







Как я стал мо­ря­ком

Я ро­дил­ся в неболь­шом го­ро­де Бер­дянск. Отец-мо­ряк всю жизнь меня на­стра­и­вал на то, что нуж­но идти в моря, по­то­му что толь­ко там мож­но хо­ро­шо и чест­но за­ра­ба­ты­вать. По­сле окон­ча­ния шко­лы я по­сту­пил в Одес­скую на­ци­о­наль­ную мор­скую ака­де­мию — не ви­дел дру­гих ва­ри­ан­тов.

В ака­де­мии мне прак­ти­че­ски всё не нра­ви­лось. Было мно­го огра­ни­че­ний. Мы хо­ди­ли на пары, как и в дру­гих ву­зах, но у нас был та­кой во­ен­ный те­атр, дис­ци­пли­на — на­столь­ко на­иг­ра­но и неин­те­рес­но, что всех раз­дра­жа­ло.

То, чему меня учи­ли в ака­де­мии, в 90% слу­ча­ев ока­зы­ва­лось аб­со­лют­но бес­по­лез­ным на фло­те. На тре­тьем кур­се я при­шел на первую прак­ти­ку, на­чал на­би­рать­ся опы­та, по­лу­чать нуж­ные на­вы­ки. Мне так не по­нра­ви­лось, что я ду­мал: луч­ше пой­ду про­дав­цом, лишь бы не воз­вра­щать­ся. Про­шел год, я немно­го ото­шел. За­тем была вто­рая прак­ти­ка, мне тоже очень не по­нра­ви­лось. Но на­чал­ся ка­рьер­ный рост. Ко­гда я окон­чил ака­де­мию в 21 год, мне сде­ла­ли ра­бо­чее пред­ло­же­ние с зар­пла­той в 3 000 дол­ла­ров в ме­сяц. Кто бы от та­ко­го от­ка­зал­ся? Я ре­шил, что зар­пла­та пе­ре­ве­ши­ва­ет все слож­но­сти. За­тем — сно­ва ка­рьер­ный рост, по­вы­ше­ние зар­пла­ты. Так я и за­стрял на фло­те на семь лет.

Миша надь / цех

По­че­му я ре­шил бро­сить флот

Я люб­лю об­щать­ся с людь­ми на ин­те­рес­ные темы, но да­ле­ко не все люди на фло­те к это­му склон­ны. Во­об­ще на суд­но в 300 мет­ров эки­па­жа все­го 20 че­ло­век. Если с кем-то не схо­дишь­ся ха­рак­те­ром, то все рав­но при­дет­ся еще пол­го­да про­си­деть с ним на судне и вме­сте ра­бо­тать, в том чис­ле, в стрес­со­вых си­ту­а­ци­ях. Это слож­но. Плюс ко все­му — изо­ля­ция от мира, от се­мьи, от лю­бой ин­фор­ма­ции. Ты про­сто на пол­го­да вы­дер­нут из кон­тек­ста.

Мо­ря­ки ра­бо­та­ют по кон­трак­ту, обыч­но он длит­ся пол­го­да или год. Я под­пи­сы­вал на пол­го­да. В это вре­мя у тебя нет ни­ка­ких вы­ход­ных. Были дни, ко­гда я ра­бо­тал 24 часа в сут­ки, а ино­гда — 30 ча­сов под­ряд на но­гах без сна, про­сто по­то­му что боль­ше ра­бо­тать было неко­му, а суд­но ве­сти надо.

Я ра­бо­тал так: пол­го­да в рей­се, пол­го­да от­ды­хаю дома. Обыч­но мо­ря­ки от­ды­ха­ют на суше все­го два ме­ся­ца, а по­том — опять в море. Не пред­став­ляю, как они жи­вут. Я воз­вра­щал­ся из рей­са и си­дел дома в со­сто­я­нии, близ­ком к де­прес­сии: не хо­те­лось ни жить, ни за­ра­ба­ты­вать. День­ги в ка­кой-то мо­мент пе­ре­ста­ли при­но­сить удо­воль­ствие, я го­тов был сам кому-ни­будь за­пла­тить, что­бы не воз­вра­щать­ся на флот. В ито­ге я ушел с до­воль­но вы­со­кой долж­но­сти и зар­пла­ты.

Как я учил­ся на ай­тиш­ни­ка

Ко­гда я еще был в рей­се, моя су­пру­га на­шла шко­лу ин­тен­сив­но­го обу­че­ния про­грам­ми­ро­ва­нию El­brus Cod­ing Boot­camp. Я по­ду­мал: по­че­му бы и нет. Ска­жу чест­но, у меня были несколь­ко пес­си­ми­сти­че­ские на­стро­е­ния, ко­гда я туда при­шел. Не ду­мал, что это по­мо­жет мне най­ти но­вую ра­бо­ту, и не на­стра­и­вал себя, что бро­шу всё.

В 2019 году в мар­те на­ча­лись за­ня­тия: всё но­вое, кар­ди­наль­но дру­гое и очень слож­ное. Пер­вые 2-3 неде­ли я не по­ни­мал, что про­ис­хо­дит, но было ужас­но ин­те­рес­но. Как-то спра­вил­ся. Кур­сы дли­лись де­сять недель. Кро­ме них, я за­ни­мал­ся са­мо­об­ра­зо­ва­ни­ем, в ход шло всё: кни­ги, YouTube. Но­вич­кам могу по­ре­ко­мен­до­вать кни­гу «Вы­ра­зи­тель­ный JavaScript», ее лю­бой по­тя­нет. Кни­га до­воль­ная ста­рая, но все рав­но ин­те­рес­ная и по­лез­ная.

В по­ис­ке но­вой ра­бо­ты я от­пра­вил ре­зю­ме 50-60 раз. В ито­ге по­лу­чил 5-6 оф­фе­ров. Сей­час я ра­бо­таю в ком­па­нии VRTech, и от нее я по­лу­чил пред­ло­же­ние на 3-4 день по­ис­ков ра­бо­ты, то есть сра­зу по­сле за­вер­ше­ния кур­сов.

Сей­час на рын­ке вос­тре­бо­ва­ны люди, ко­то­рые мо­гут быст­ро вой­ти в про­ект и на­чать при­но­сить поль­зу. К со­жа­ле­нию, это мо­жет сде­лать да­ле­ко не каж­дый вы­пуск­ник вуза. А вы­пуск­ни­ки бут­кем­па справ­ля­ют­ся, по­то­му что обу­че­ние по­стро­е­но на прак­ти­ке: есть про­ект, мы раз­ви­ва­ем его сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми. Но у меня до сих пор есть син­дром са­мо­зван­ца — ме­ре­щит­ся, что меня вот-вот уво­лят или слу­чит­ся что-то та­кое ужас­ное.

Сей­час я за­ни­ма­юсь JavaScript-раз­ра­бот­кой, очень люб­лю этот язык про­грам­ми­ро­ва­ния. Каж­дый день я про­дол­жаю узна­вать что-то но­вое: чи­таю, про­хо­жу кур­сы на ан­глий­ском. На Cours­era мне по­нра­вил­ся курс «Ал­го­рит­мы и струк­ту­ры дан­ных». Еще есть хо­ро­шая кни­га Эри­ка Эл­ли­о­та «Про­грам­ми­ру­ем JavaScript-при­ло­же­ния», а еще могу по­ре­ко­мен­до­вать сайт «Ре­фак­то­ринг.Гуру».

С чем я столк­нул­ся, из­ме­нив ка­рье­ру

Для меня са­мым слож­ным в пе­ре­мене ка­рье­ры был син­дро­мом са­мо­зван­ца. Очень ча­сто ты не зна­ешь, как что-то сде­лать, на­чи­на­ешь немно­го па­ни­ко­вать, а лиш­ние мыс­ли за­мед­ля­ют ра­бо­ту. Сна­ча­ла было непри­выч­но, что в IT ни­кто ни на кого не орет, даже если есть яв­ные про­ма­хи, — на фло­те ре­бя­та су­ро­вые.

Я очень бла­го­да­рен сво­ей жене за то, что она меня сра­зу под­дер­жа­ла. А вот ро­ди­те­ля сна­ча­ла не при­ня­ли мое ре­ше­ние. Отец до сих пор на меня немно­го косо смот­рит, на­вер­ное, счи­та­ет, что я за­гу­бил ка­рье­ру. С этим пси­хо­ло­ги­че­ски слож­но спра­вить­ся. У меня был страх, что ни­че­го не по­лу­чит­ся, а еще я пред­став­лял, что ро­ди­те­ли ска­жут: «Мы же тебе го­во­ри­ли, что ты на­тво­рил». Это непри­ят­но и слож­но, но что де­лать: мой путь и вы­бор. Хо­ро­шо, что у меня была фи­нан­со­вая по­душ­ка без­опас­но­сти.

Неко­то­рые люди бе­гут не к тому, что им нра­вит­ся, а от того, что им не нра­вит­ся. Так мож­но прий­ти из од­ной нелю­би­мой сфе­ры в дру­гую та­кую же. Я сам от­ча­сти шел на­угад, но мне по­вез­ло — я быст­ро по­нял, чем мне нра­вит­ся за­ни­мать­ся. Даже если бы мне не пла­ти­ли день­ги за про­грам­ми­ро­ва­ние, я бы все рав­но им за­ни­мал­ся. Хотя в этой сфе­ре тоже не все ра­дуж­но: я не лежу на пля­же в га­ма­ке. Бы­ва­ет, что я пишу код по 16 ча­сов, но мне все нра­вит­ся. Я не жа­лею, что из­ме­нил ка­рье­ру. Рань­ше для меня сло­во «ра­бо­та» ас­со­ци­и­ро­ва­лось с чем-то страш­ным и непри­ят­ным. А сей­час я за­ни­ма­юсь лю­би­мым де­лом, и мне еще за это пла­тят.