1. Жизнь

Медитация, биохакинг, ноотропы и еще 7 горячих идей по «настройке» человека: мнение нейрофизиолога

Интервью с доктором биологических наук Вячеславом Дубыниным

© © ВИКА ШИБАЕВА / ЦЕХ

В 2019 году мно­гие прак­ти­ки и тер­ми­ны вы­зы­ва­ли ак­тив­ные дис­кус­сии. Люди спо­ри­ли, эф­фек­тив­на ли ме­ди­та­ция, су­ще­ству­ет ли эм­па­тия, и пы­та­лись по­нять, как ра­бо­та­ет ней­ро­ге­нез. В пред­две­рии но­во­го года «Цех» за­дал са­мые на­сущ­ные во­про­сы, свя­зан­ные с ра­бо­той моз­га че­ло­ве­ка, док­то­ру био­ло­ги­че­ских наук, про­фес­со­ру ка­фед­ры фи­зио­ло­гии че­ло­ве­ка и жи­вот­ных био­фа­ка МГУ Вя­че­сла­ву Ду­бы­ни­ну.







Ра­бо­та­ют ли но­отро­пы?

Люди, ко­то­рые се­го­дня за­ни­ма­ют­ся по­пу­ля­ри­за­ци­ей на­у­ки, ино­гда не очень про­фес­си­о­наль­ны: ру­бят с пле­ча и сле­ду­ют за конъ­юнк­ту­рой. Мно­гие «прав­до­лю­бы» за­яв­ля­ют, что но­отро­пы не ра­бо­та­ют, и все это об­ман и «фу­фло­ми­ци­ны». Та­кая по­зи­ция очень удоб­на, ведь про­ще за­пре­тить, чем поль­зо­вать­ся осмыс­лен­но.

Есть пра­ви­ла, по ко­то­рым опре­де­ля­ет­ся дей­ствен­ность ле­кар­ствен­но­го пре­па­ра­та: ста­ти­сти­че­ский по­рог, ко­то­рый долж­ны пре­одо­леть его эф­фек­ты. Мно­гие но­отро­пы не про­хо­дят эту фор­ма­ли­зо­ван­ную си­сте­му, во вся­ком слу­чае не все­гда и не во всех экс­пе­ри­мен­тах. Кон­цен­три­ру­ясь на том, что кон­крет­ное ве­ще­ство долж­но ра­бо­тать с по­чти сто­про­цент­ной ве­ро­ят­но­стью, мы ли­ша­ем себя мно­гих воз­мож­но­стей.

Но­отро­пы нуж­ны, что­бы по­мочь че­ло­ве­ку, при­чем ча­сто во­все не боль­но­му. По­че­му мы не име­ем пра­во по­ре­ко­мен­до­вать что-то при хро­ни­че­ском стрес­се или ухуд­ше­нии па­мя­ти от пе­ре­груз­ки? Пусть шанс, что пре­па­рат по­дей­ству­ет, со­став­ля­ет не 99%, а лишь 80, если по­про­бо­вать на себе два-три та­ких пре­па­ра­та или их смесь, ве­ро­ят­ность по­зи­тив­но­го ре­зуль­та­та рез­ко воз­рас­тет. Ста­ти­сти­ка име­ет дело с обоб­щен­ны­ми, усред­нен­ны­ми дан­ны­ми, а вам мог до­стать­ся мозг, ко­то­рый бо­лее чут­ко ре­а­ги­ру­ет на ка­кую-то кон­крет­ную мо­ле­ку­лу. Тот же гли­цин, во-пер­вых, про­хо­дит в мозг, во-вто­рых для него хо­ро­шо изу­че­на спо­соб­ность вли­ять на опре­де­лен­ные ре­цеп­то­ры нерв­ных кле­ток. При­чем это как «успо­ка­и­ва­ю­щие» тор­моз­ные ре­цеп­то­ры (соб­ствен­но, гли­ци­но­вые), так и ак­ти­ви­ру­ю­щие (NMDA-ре­цеп­то­ры глу­та­ма­та). А еще гли­цин — ан­ти­ок­си­дант, он улуч­ша­ет об­ра­зо­ва­ние эла­сти­на и, сле­до­ва­тель­но, упру­гость кро­ве­нос­ных со­су­дов. В де­сят­ках ста­тей по­ка­за­на его связь с кон­тро­лем кро­вя­но­го дав­ле­ния.

Как вы от­но­си­тесь к биох­а­кин­гу?

Смот­ря что по­ни­ма­ет­ся под биох­а­кин­гом. Ко­гда здо­ро­вые люди на­чи­на­ют при­ме­нять на­сто­я­щие ле­кар­ствен­ные пре­па­ра­ты — это пло­хо. Но ис­поль­зо­вать но­отро­пы или ви­та­ми­ны, для того, что­бы мяг­ко кор­рек­ти­ро­вать ра­бо­ту моз­га (и не толь­ко моз­га), — это, ко­неч­но, не наш долг, но очень ин­те­рес­ная воз­мож­ность. В сво­их лек­ци­ях я по­сто­ян­но по­вто­ряю, что сна­ча­ла ор­га­низм дол­жен справ­лять­ся сам, без пре­па­ра­тов. Но если вы что-то зна­е­те про мо­ле­ку­лы и у вас есть про­бле­ма, то­гда по­че­му бы нет. На­чи­нать все это де­лать в 20 или 30 лет, на мой взгляд, пе­ре­бор. Мне, как че­ло­ве­ку, ко­то­рый до­жил по­чти до 60 лет и не поль­зо­вал­ся ни­ка­ким фар­ма­ко­ло­ги­че­ским ха­кин­гом, это ка­жет­ся бо­лее чем стран­ным. Ко­гда при­дет мо­мент и я по­чув­ствую, что мои ней­ро­се­ти уже «не очень», я об этом за­ду­ма­юсь.

Ко­гда сту­ден­ты пе­ред сес­си­ей идут в ап­те­ку и по­ку­па­ют пач­ки таб­ле­ток в на­деж­де улуч­шить свои ко­гни­тив­ные спо­соб­но­сти и вы­учить все, что не учи­ли весь се­местр, — это пло­хо и без­от­вет­ствен­но по от­но­ше­нию к соб­ствен­ной нерв­ной си­сте­ме. Хо­ро­шо, что все «клас­си­че­ские» но­отро­пы и адап­то­ге­ны дей­ству­ют очень мяг­ко. Ко­гда вы за два дня гру­зи­те в свою несчаст­ную нерв­ную си­сте­му ма­те­ри­ал несколь­ких учеб­ни­ков, это ее се­рьез­но утом­ля­ет и, кро­ме того, по­том все эти «зна­ния» быст­ро вы­ле­та­ют из го­ло­вы. Вы за­пом­ни­ли что-то на уровне крат­ко­вре­мен­ной па­мя­ти, а в дол­го­вре­мен­ную ни­че­го не по­па­ло.

Впро­чем, ка­жет­ся, сту­ден­ты все­гда так учи­лись. У нас на ка­фед­ре есть шкаф, где ле­жат учеб­ни­ки XIX века. Как-то на меня упа­ла кни­жеч­ка про­фес­со­ра из Но­во­рос­сий­ско­го им­пе­ра­тор­ско­го уни­вер­си­те­та, ко­то­рый пи­сал в 1889 году: «Что за сту­дент по­шел — учат толь­ко пе­ред сес­си­ей, на лек­ции опаз­ды­ва­ют, кон­спек­ти­ру­ют с ошиб­ка­ми, пе­ре­пи­сы­вая друг у дру­га, а на эк­за­мене име­ют наг­лость го­во­рить — „вы нам это­го не чи­та­ли“. Куда ка­тит­ся мир!» Я так по­ни­маю, что мир не из­ме­нил­ся.

Что та­кое про­кра­сти­на­ция и по­че­му мы про­кра­сти­ни­ру­ем?

Про­кра­сти­на­ция — это де­я­тель­ная лень. Вы не про­сто ле­ни­тесь, а за­ни­ма­е­тесь чем-то дру­гим вме­сто важ­ных за­бот: смот­ри­те но­во­сти в соц­се­тях или рас­став­ля­е­те книж­ки на пол­ке по ал­фа­ви­ту и цве­ту об­ло­жек. Про­кра­сти­на­ция ве­дет к тому, что вы не успе­ва­е­те к сро­ку или вы­пол­ня­е­те ра­бо­ту с низ­ким ка­че­ством. В по­след­нее вре­мя ста­ли от­дель­но го­во­рить об «ак­тив­ной про­кра­сти­на­ции». Суть ее в том, что вы вы­стра­и­ва­е­те мир во­круг себя так, что­бы он окон­ча­тель­но за­гнал вас в си­ту­а­цию, ко­гда от­сту­пать неку­да (и неко­гда). Воз­ник­ший стресс по­мо­жет вам свер­нуть горы за очень неболь­шое вре­мя. Тут, ко­неч­но, важ­но знать и чув­ство­вать соб­ствен­ный ре­сурс — сколь­ко вре­ме­ни вам ре­аль­но нуж­но, что­бы вы­пол­нить то или иное дело. В тот мо­мент, ко­гда вы при­бли­жа­е­тесь к внут­рен­не­му дед­лай­ну и тело уже сжа­ло, как пру­жи­ну, ваш соб­ствен­ный ад­ре­на­лин по­мо­жет пре­одо­леть все пре­пят­ствия, тру­дить­ся, не по­кла­дая рук без сна и от­ды­ха.

Что с на­уч­ной точ­ки зре­ния зна­чит эмо­ци­о­наль­но вы­го­реть?

Это глу­бо­кое ис­то­ще­ние нерв­ной си­сте­мы и все­го ор­га­низ­ма, обыч­но обу­слов­лен­ное про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­стью че­ло­ве­ка. Чаще все­го под удар по­па­да­ют ме­ди­ки, пе­да­го­ги и со­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки из-за ин­тен­сив­но­го вза­и­мо­дей­ствия с дру­ги­ми людь­ми. Пер­вым обыч­но сле­та­ет са­мое сла­бое «зве­но»: у кого-то сда­ет­ся им­му­ни­тет, у кого-то бо­лит серд­це, на­чи­на­ет­ся бес­сон­ни­ца или сни­жа­ет­ся ли­би­до. Как пра­ви­ло, если вы на­шли «свою» про­фес­сию, то эмо­ци­о­наль­ное вы­го­ра­ние вряд ли вас на­стиг­нет. Но в осталь­ных слу­ча­ях это мо­жет про­изой­ти, и то­гда луч­ший вы­ход— сме­нить род де­я­тель­но­сти или хотя бы что-то се­рьез­но из­ме­нить. У пси­хо­ло­гов есть ме­то­ды ра­бо­ты с вы­го­ра­ни­ем, и они, как пра­ви­ло, ос­но­ва­ны на том, что­бы про­ана­ли­зи­ро­вать и скор­рек­ти­ро­вать при­выч­ный ра­бо­чий укад. Тут тоже все не про­сто, ведь мож­но остать­ся и на чет­верть став­ки, но то­гда ве­лик риск по­те­рять свои на­вы­ки. Как ска­зал один ве­ли­кий пи­а­нист: «Если я не иг­раю на фор­те­пи­а­но один день, то это слы­шу я. Если три — слы­шит моя жена. Если я не буду иг­рать неде­лю, бо­юсь, это услы­шит весь зал». Очень тя­же­ло остать­ся од­ной но­гой в про­фес­сии, но ма­нев­ри­ро­вать, об­нов­лять­ся очень важ­но и по­лез­но. В том чис­ле для моз­га, но­виз­ны ощу­ще­ний и эмо­ций.

Maria Teneva / Unsplash


Как стресс вли­я­ет на обу­че­ние?

Стресс со­про­вож­да­ет нас всю жизнь. Важ­но, что­бы он был на­груз­кой, но не пе­ре­груз­кой. Ко­гда стресс воз­ни­ка­ет, вам нуж­но при­ло­жить мак­си­мум фи­зи­че­ских, ум­ствен­ных и эмо­ци­о­наль­ных сил, что­бы пре­одо­леть воз­ник­шую про­бле­му. Если это ко­рот­кий стресс, и вы вы­пол­ни­ли свою за­да­чу, по­бе­да по­да­рит кучу по­ло­жи­тель­ных эмо­ций. На та­ком эмо­ци­о­наль­ном фоне мы учим­ся «брать ба­рье­ры» и до­сти­гать успе­ха. Вся ис­то­рия Гар­ри Пот­те­ра по­стро­е­на на «ме­то­де раз­ви­ва­ю­ще­го дис­ком­фор­та». Пе­ред юным вол­шеб­ни­ком воз­ни­ка­ют пре­пят­ствия, что­бы он учил­ся их пре­одо­ле­вать, раз­ви­вал­ся, ста­но­вил­ся все бо­лее осо­знан­ной и от­вет­ствен­ной лич­но­стью.

Пе­да­го­ги­ка во мно­гом ос­но­ва­на на пре­одо­ле­нии пре­пят­ствий. Важ­но по­нять, что вас мо­ти­ви­ру­ет силь­нее: вам важ­но ре­шить за­да­чу, или вам важ­но ре­шить ее быст­рее, чем дру­гие. Хо­ро­ший пе­да­гог или на­чаль­ник, ко­то­рый хо­чет из под­чи­нен­но­го вы­рас­тить что-то пут­ное, обя­за­тель­но это учи­ты­ва­ет.

Но бы­ва­ет дли­тель­ный стресс, ис­то­ща­ю­щий ор­га­низм. В этом слу­чае про­ис­хо­дит пе­ре­кос в сто­ро­ну по­вы­шен­ной тре­вож­но­сти, де­прес­сив­но­сти, че­ло­век пе­ре­ста­ет ра­до­вать­ся соб­ствен­ным успе­хам, те­ря­ет веру в себя. К со­жа­ле­нию, ча­сто стресс воз­ни­ка­ет по­то­му, что мы да­ле­ко не все зна­ем об окру­жа­ю­щем мире. Че­ло­век хо­чет, что­бы ему ска­за­ли, что бу­дет зав­тра: ка­ки­ми бу­дут по­го­да и курс дол­ла­ра, не упа­дет ли на зем­лю ме­тео­рит, не при­ле­тят ли ино­пла­не­тяне и, на­ко­нец, бу­дет ли что-то по­сле смер­ти.


Ме­ди­та­ция ра­бо­та­ет?

Ра­бо­та­ет. С по­мо­щью сво­их мен­таль­ных воз­мож­но­стей че­ло­ве­ку до­ступ­но в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни кон­тро­ли­ро­вать со­сто­я­ние сво­е­го ор­га­низ­ма и сво­ей нерв­ной си­сте­мы. Эф­фек­тив­ность ме­ди­та­ции мож­но до­ка­зать хоть на уровне элек­тро­эн­це­фа­ло­грам­мы или то­мо­грам­мы, хоть оце­ни­вая сни­же­ние кор­ти­зо­ла в кро­ви.

Ка­кой са­мый про­стой спо­соб ме­ди­та­ции? Сесть в ти­хом ме­сте и рас­сла­бить­ся, за­крыть гла­за — так вы уже убра­ли мас­су сен­сор­ных вхо­дов, ко­то­рые ак­ти­ви­ру­ют мозг, а даль­ше важ­но пе­ре­клю­чить­ся и дать нерв­ной си­сте­ме некую за­да­чу. Ка­кая за­да­ча наи­бо­лее ак­ту­аль­на для нее? Ды­ха­ние. Без еды че­ло­век жи­вет три неде­ли, без воды пять дней, а без ды­ха­ния невоз­мож­но нор­маль­но про­жить пару ми­нут. В лек­ци­ях я ча­сто го­во­рю: если вас гне­тут про­бле­мы, про­сто за­дер­жи­те ды­ха­ние се­кунд на сто. Ко­гда вы нач­не­те ды­шать, ваша нерв­ная си­сте­ма ска­жет: «Вот это по-на­сто­я­ще­му важ­но, а не та фиг­ня, о ко­то­рой ты толь­ко что ду­мал!»

Эта про­стая прак­ти­ка, ко­неч­но, кра­си­во упа­ко­вы­ва­ет­ся. Вдох на шесть сче­тов, вы­дох, поза ло­то­са, аро­мат­ные па­лоч­ки с бе­ре­гов Ган­га. Так еще луч­ше бу­дет, но в лю­бом слу­чае суть оста­ет­ся в том, что вы ра­бо­та­е­те с ды­ха­ни­ем и кон­цен­три­ру­е­тесь на этом жиз­нен­но важ­ном про­цес­се.

Ра­бо­та­ет ли до­фа­ми­но­вое го­ло­да­ние?

Это мод­ный тер­мин рас­кла­ды­ва­ет­ся на про­стые со­став­ля­ю­щие: вы огра­ни­чи­ва­е­те свои удо­воль­ствия и учи­тесь са­мо­кон­тро­лю. По­сколь­ку до­фа­ми­на в моз­ге ста­но­вит­ся мень­ше, вы ста­но­ви­тесь бо­лее чув­стви­тель­ным к его неболь­шим скач­кам.

Недав­но одна моя зна­ко­мая по­па­ла в боль­ни­цу и две неде­ли пи­та­лась толь­ко боль­нич­ной едой. Сей­час она пи­шет в соц­се­тях «по­ми­до­ры та­кие аро­мат­ные!», «хлеб с мас­лом та­кой вкус­ный!». А все­го-то надо было две неде­ли по­си­деть на ди­е­те. Так про­ис­хо­дит вос­ста­нов­ле­ние ис­ход­но­го уров­ня чув­стви­тель­но­сти.

Нет ни­ка­кой точ­ки, по­сле ко­то­рой пора на до­фа­ми­но­вый де­токс. Все за­ви­сит от того, на­сколь­ко да­ле­ко вы за­шли в сво­ей до­фа­ми­но­вой сти­му­ля­ции. Если вы ночи на­про­лет про­си­жи­ва­е­те за ком­пью­те­ром в соц­се­тях или вме­сто ра­бо­ты пье­те пиво и смот­ри­те фут­бол, то до­фа­ми­но­вые огра­ни­че­ния явно пой­дут вам на поль­зу.

Alex Boyd / Unsplash


По­всю­ду в раз­ви­том мире рас­тет чис­ло лю­дей, стра­да­ю­щих бо­лез­нью Альц­гей­ме­ра. Как это мож­но оста­но­вить?

Бо­юсь, что ни­как. Все дело в ме­ха­низ­мах ней­ро­де­ге­не­ра­ции, с ко­то­ры­ми мы всей сво­ей на­у­кой и ме­ди­ци­ной пока не мо­жем по­чти ни­че­го сде­лать. Ос­нов­ная ло­ги­ка ней­ро­де­ге­не­ра­ций со­сто­ит во внут­ри­кле­точ­ном на­коп­ле­нии де­фект­ных бел­ков. Это про­ис­хо­дит по раз­ным при­чи­нам: из-за пло­хой ге­не­ти­ки, небла­го­при­ят­но­го воз­дей­ствия окру­жа­ю­щей сре­ды, ра­ди­а­ции, травм, хро­ни­че­ско­го стрес­са.

Рост чис­ла за­бо­ле­ва­ю­щих Альц­гей­ме­ром свя­зан с тем, что люди ста­ре­ют и доль­ше жи­вут. Про­бле­ма еще в том, что се­го­дня ди­а­гно­сти­ка воз­мож­на, толь­ко если клет­ка очень силь­но за­пол­не­на эти­ми де­фект­ны­ми бел­ка­ми. По­это­му одна из важ­ней­ших за­дач ме­ди­ков — как мож­но бо­лее ран­няя ди­а­гно­сти­ка. Если та­кие ме­то­ды по­явят­ся, мы смо­жем пре­ду­пре­дить че­ло­ве­ка, что че­рез 10 лет он с боль­шой ве­ро­ят­но­стью столк­нет­ся с ней­ро­де­ге­не­ра­ци­ей. Дру­гое дело, за­хо­чет ли че­ло­век об этом знать? По­ло­ви­на граж­дан по­шлет нас куда по­даль­ше и ска­жет: «Пил, ку­рил и даль­ше так буду жить. Пусть слу­чит­ся, что на роду на­пи­са­но».

Для про­фи­лак­ти­ки бо­лез­ни Альц­гей­ме­ра нуж­но ве­сти здо­ро­вый об­раз жиз­ни, спать нор­маль­но, осо­знан­но от­но­сить­ся к еде, сни­жать стресс. Очень важ­но за­ни­мать­ся спор­том. Если вы дви­га­е­тесь мно­го, ме­ня­е­те дви­га­тель­ные сце­на­рии, за­ни­ма­е­тесь ин­те­рес­ным спор­том или тан­ца­ми, то это по­мо­жет: две тре­ти ней­ро­нов на­ше­го моз­га так или ина­че свя­за­ны с дви­же­ни­я­ми. Кро­ме того, есть кое-ка­кие ле­кар­ствен­ные пре­па­ра­ты, ко­то­рые поз­во­ля­ют сдер­жи­вать бо­лезнь — это но­отро­пы и не толь­ко (ме­ман­тин, на­при­мер). Са­мое важ­ное, что ак­тив­но ра­бо­та­ю­щий ней­рон луч­ше справ­ля­ет­ся с бел­ко­вым му­со­ром, и если вы за­став­ля­е­те его ин­тен­сив­но функ­ци­о­ни­ро­вать — это пре­крас­но.

Сей­час по­яв­ля­ет­ся от­дель­ный anti-age биз­нес: VR-тех­но­ло­гии ис­поль­зу­ют в до­мах пре­ста­ре­лых. По­жи­лой че­ло­век на­де­ва­ет очки и по­па­да­ет на вол­шеб­ную по­лян­ку, где он мо­жет гу­лять, со­би­рать цве­ты. Это по­тря­са­ю­ще ак­ти­ви­ру­ет мозг.

Недав­но мне по­па­лась ста­тья, где аме­ри­кан­цы ана­ли­зи­ру­ют, у кого реже все­го бы­ва­ет бо­лезнь Альц­гей­ме­ра. По их ста­ти­сти­ке реже бо­ле­ют чле­ны Вер­хов­но­го суда, а на вто­ром ме­сте про­фес­со­ра уни­вер­си­те­тов. Я ужас­но об­ра­до­вал­ся и воз­гор­дил­ся! Наша пре­по­да­ва­тель­ская и на­уч­ная ра­бо­та поз­во­ля­ет моз­гу очень ак­тив­но функ­ци­о­ни­ро­вать из-за раз­но­об­ра­зия де­я­тель­но­сти. Глав­ное, что­бы на­груз­ка не была чрез­мер­ной и мо­но­тон­ной: она вряд ли свя­за­на с по­зи­ти­вом и эм­па­ти­ей.

Эм­па­тия су­ще­ству­ет с на­уч­ной точ­ки зре­ния?

В моз­ге че­ло­ве­ка и всех вы­со­ко­раз­ви­тых жи­вот­ных есть два типа ней­ро­нов, ра­бо­та­ю­щих по зер­каль­но­му прин­ци­пу. Они от­ве­ча­ют за дви­га­тель­ное и эмо­ци­о­наль­ное под­ра­жа­ние. Дви­га­тель­ное под­ра­жа­ние оче­вид­но по­лез­но с био­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния: вы учи­тесь, гля­дя на дви­же­ние дру­го­го. Это по­тря­са­ю­щее изоб­ре­те­ние эво­лю­ции, ко­то­рое уче­ные срав­ни­ва­ют по зна­чи­мо­сти чуть ли не с мо­мен­том воз­ник­но­ве­ния жиз­ни. Пока этих ней­ро­нов не было, ор­га­низ­мы учи­лись ис­клю­чи­тель­но на сво­ем опы­те, а пе­ре­да­ча ин­фор­ма­ции из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние шла че­рез ДНК — это очень мед­лен­но. Дви­га­тель­ное под­ра­жа­ние дает ко­лос­саль­ное уско­ре­ние адап­та­ции ор­га­низ­мов к окру­жа­ю­щей сре­де.

Вто­рая груп­па зер­каль­ных ней­ро­нов — это ней­ро­ны эмо­ци­о­наль­но­го со­пе­ре­жи­ва­ния, ко­то­рые у жи­вот­ных поз­во­ля­ют син­хро­ни­зи­ро­вать эмо­ци­о­наль­ное со­сто­я­ние стаи. Если стая эмо­ци­о­наль­но еди­на, то она функ­ци­о­ни­ру­ет бо­лее эф­фек­тив­но. На­при­мер, всем ста­ло страш­но, все по­нес­лись на за­бор, по­ва­ли­ли его и убе­жа­ли на волю, или все храб­ро на­па­ли на хищ­ни­ка. По­это­му наш мозг врож­ден­но уме­ет ре­а­ги­ро­вать на со­сто­я­ние со­бра­та. Ба­зо­вая ми­ми­ка — улыб­ка, гри­ма­сы яро­сти или боли, де­тек­ти­ру­ет­ся на врож­ден­ном уровне опре­де­лен­ны­ми ней­ро­се­тя­ми. Эти про­цес­сы про­ис­хо­дят, на­при­мер, в мин­да­лине (на­хо­дит­ся внут­ри ви­соч­ной доли го­лов­но­го моз­га). Чем ана­то­ми­че­ски боль­ше мин­да­ли­на, тем мы со­ци­аль­нее и тем вы­ра­жен­нее наша эм­па­тия.

В чем плю­сы ней­ро­ге­не­за во взрос­лом воз­расте?

Ней­ро­ге­нез во взрос­лом моз­ге за­ре­ги­стри­ро­ван толь­ко в двух об­ла­стях — в обо­ня­тель­ных струк­ту­рах и в цен­трах крат­ко­вре­мен­ной па­мя­ти (гип­по­камп). Во всех осталь­ных зо­нах его нет. Это не де­фект, де­ле­ние по­дав­ля­ю­ще­му боль­шин­ству нерв­ных кле­ток за­пре­ще­но. В ходе ней­ро­ге­не­за нерв­ная клет­ка де­лит­ся по­по­лам. С точ­ки зре­ния хра­не­ния ин­фор­ма­ции это все рав­но, что по­по­лам раз­ре­зать жест­кий диск. Ин­фор­ма­ция бу­дет по­те­ря­на, и по­то­му ней­ро­нам за­пре­ще­но де­лить­ся.

Ко­неч­но, ней­ро­ге­нез — это пре­крас­ная тема для того, что­бы по­лу­чить грант, по­обе­щав некие не очень ре­аль­ные ре­зуль­та­ты, но на деле этот про­цесс ис­поль­зу­ет­ся моз­гом толь­ко для ре­ше­ния весь­ма спе­ци­фи­че­ских за­дач. Одна из от­но­си­тель­но пер­спек­тив­ных раз­ра­бо­ток се­го­дня — по­пыт­ки по­чи­нить по­вре­жден­ный спин­ной мозг с по­мо­щью ство­ло­вых кле­ток. Если по­ме­стить их в ме­сто раз­ры­ва, есть шанс, что ка­кие-то свя­зи вос­ста­но­вят­ся. Но даже это ма­ло­ве­ро­ят­но, по­то­му что там, в спин­ном моз­ге, идут мил­ли­о­ны от­рост­ков-ак­со­нов. Пред­ставь­те, что у вас есть ка­бель с мил­ли­о­ном про­вод­ков. Его слу­чай­но раз­ру­би­ли, а те­перь вы пы­та­е­тесь хоть что-то со­еди­нить. Ка­ков шанс, что кон­так­ты вос­ста­но­вят­ся?

Боль­шие на­деж­ды на ней­ро­ге­нез пи­та­ют в об­ла­сти ме­ха­низ­мов обу­че­ния и фор­ми­ро­ва­ния па­мя­ти, но и здесь все тоже очень непро­сто. И са­мое важ­ное: наши ней­ро­се­ти и без ней­ро­ге­не­за по­сто­ян­но об­нов­ля­ют­ся: ак­тив­но ра­бо­та­ю­щие ней­ро­ны вы­пус­ка­ют до­пол­ни­тель­ные от­рост­ки и уста­нав­ли­ва­ют до­пол­ни­тель­ные кон­так­ты-си­нап­сы. Это на­зы­ва­ет­ся си­нап­то­ге­нез. Этот про­цесс ак­ти­ви­ру­ет­ся, если у моз­га мно­го но­вой, ин­те­рес­ной и зна­чи­мой ин­фор­ма­ции.