1. Жизнь

Директор школы «Айб» Арам Пахчанян: «Управлять образовательным проектом — все равно что одновременно руководить заводом и театром»

О дистанционном обучении, жертвенности педагогов и бессмысленности экзаменов

© Фото: Личный архив

В шко­ле для спе­ци­а­ли­стов в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния School of Ed­u­ca­tion от­кры­ва­ет­ся но­вое на­прав­ле­ние «Управ­ле­ние в об­ра­зо­ва­нии». Ку­ра­то­ром ста­нет Арам Пах­ча­нян —ди­рек­тор шко­лы «Айб», ко­то­рая на­хо­дит­ся в Ар­ме­нии, но из­вест­на сво­им ин­но­ва­ци­он­ным под­хо­дом да­ле­ко за пре­де­ла­ми стра­ны. По­ми­мо ра­бо­ты в шко­ле, Арам — вице-пре­зи­дент ком­па­нии AB­BYY, пред­се­да­тель со­ве­та по­пе­чи­те­лей об­ра­зо­ва­тель­но­го фон­да «Айб», со-ин­ве­стор и член кон­суль­та­тив­но­го со­ве­та пер­во­го в Ар­ме­нии вен­чур­но­го фон­да Grana­tus Ven­tures. С 15 по 20 июля в оч­ном фор­ма­те он про­ве­дет ин­тен­сив­ный курс по теме «Управ­ле­ние и ли­дер­ство в об­ра­зо­ва­нии». Курс рас­счи­тан на всех, кто пла­ни­ру­ет ру­ко­во­дить ор­га­ни­за­ци­ей, про­ек­том, учре­жде­ни­ем, свя­зан­ны­ми с об­ра­зо­ва­ни­ем. В ин­тер­вью «Цеху» Арам рас­ска­зал, как бу­дут ме­нять­ся об­ра­зо­ва­тель­ные про­ек­ты по­сле пан­де­мии, по­че­му эк­за­ме­ны уста­ре­ли и за­чем во­об­ще со­вре­мен­ным де­тям нуж­на шко­ла.







— Я ча­сто за­ме­чаю, что свою шко­лу стре­мят­ся от­крыть либо те, кто ее силь­но лю­бил в дет­стве, либо на­обо­рот, нена­ви­дел, и те­перь хо­чет из­ме­нить си­сте­му. Вы по­че­му в школь­ное об­ра­зо­ва­ние по­шли?

— Из чув­ства от­вет­ствен­но­сти, дол­га. У всех ос­но­ва­те­лей на­шей шко­лы была одна и та же мысль: «Мы до­стиг­ли успе­ха, по­то­му что по­лу­чи­ли хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние. У боль­шин­ства де­тей в стране та­кой воз­мож­но­сти нет». Мы хо­те­ли дать де­тям об­ра­зо­ва­ние, как в луч­ших стра­нах, вы­рас­тить по­ко­ле­ние, ко­то­рое смо­жет жить в кон­ку­рент­ном мире и по­беж­дать.

— Вы ча­сто го­во­ри­те, что одна из глав­ных про­блем школь­но­го об­ра­зо­ва­ния — в кад­рах. Где вы на­хо­ди­ли учи­те­лей для шко­лы?

Они сами к нами при­хо­ди­ли. Шко­лу надо де­лать толь­ко то­гда, ко­гда у вас есть силь­ная идея, по­ни­ма­ние, ради чего вы все за­те­я­ли. Если ваша идея — за­ра­бо­тать де­нег, к вам при­дет мало хо­ро­ших про­фес­си­о­на­лов. Кон­цеп­ция «нас оби­дел ди­рек­тор, мы пой­дем и сде­ла­ем дру­гую шко­лу» — тоже нера­бо­чая. «Нам не нра­вят­ся го­су­дар­ствен­ные шко­лы, мы хо­тим свою» — увы, тоже нет. Боль­шин­ство част­ных школ, к со­жа­ле­нию, со­зда­ют­ся из-за от­ри­ца­ния су­ще­ству­ю­щих. На­сто­я­щих про­фес­си­о­на­лов в та­кие учре­жде­ния тя­же­ло при­влечь, они тя­нут­ся за иде­ей. Учи­тель — это мис­сия. Ко­гда он по­свя­ща­ет себя лю­би­мо­му делу и ви­дит, что у это­го есть ре­зуль­тат, он ис­пы­ты­ва­ет очень силь­ный за­ряд эмо­ций. Од­на­ко та­кой эф­фект воз­мо­жен толь­ко там, где есть идея.


— А вы не ду­ма­ли что-ни­будь де­лать для фор­ми­ро­ва­ния комью­ни­ти та­ких идей­ных учи­те­лей? Или оно уже как-то ор­га­ни­че­ски об­ра­зо­ва­лось во­круг ва­шей шко­лы?

В 2013 году фонд «Айб» сов­мест­но с го­су­дар­ством за­ни­мал­ся об­ра­зо­ва­тель­ным про­ек­том для учи­те­лей. Идея как раз была в том, что­бы соз­дать комью­ни­ти. То, что мы де­ла­ли, — да­ва­ли учи­те­лям воз­мож­ность по­зна­ко­мить­ся с са­мы­ми со­вре­мен­ны­ми ме­то­да­ми, под­хо­да­ми в об­ра­зо­ва­нии, мно­гие из ко­то­рых при­ду­ма­ли во­все не мы. По­лу­чи­лось та­кое са­мо­обу­ча­ю­ще­е­ся со­об­ще­ство учи­те­лей. Мы пла­ни­ро­ва­ли рас­ши­рять про­грам­му, но по­том власть в стране по­ме­ня­лась, и ис­то­рия не по­лу­чи­ла про­дол­же­ния. Сей­час мы сами вы­стра­и­ва­ем комью­ни­ти, по­то­му что это важ­но. Одна шко­ла не мо­жет раз­ви­вать об­ра­зо­ва­ние в стране. Это до­ка­зы­ва­ет опыт мно­гих го­су­дарств. Мак­си­мум, что из это­го вый­дет, — вы бу­де­те немно­го луч­ше осталь­ных. Про­рыв­ных ре­зуль­та­тов мож­но до­бить­ся толь­ко, ко­гда вы иде­те ши­ро­ким фрон­том. Шко­ла — не от­дель­ный ост­ров на тер­ри­то­рии стра­ны: выс­шее об­ра­зо­ва­ние, но­вые кад­ры, учеб­ные про­грам­мы — всё ра­бо­та­ет в ком­плек­се.

— Шко­ла — дей­стви­тель­но не от­дель­ный ост­ров. Дети окан­чи­ва­ют вашу хо­ро­шую шко­лу, а как по­том скла­ды­ва­ет­ся их судь­ба?

Без лож­но­го па­фо­са могу ска­зать, что все наши вы­пуск­ни­ки успеш­ны, они со­сто­яв­ши­е­ся лич­но­сти. Это про­ис­хо­дит бла­го­да­ря тому, что в шко­ле они учат­ся раз­ви­вать свои лич­ные, че­ло­ве­че­ские ка­че­ства. Мы из­на­чаль­но ста­ви­ли пе­ред со­бой та­кую цель. 70% на­ших вы­пуск­ни­ков уже по­сле пер­во­го кур­са име­ют опыт ра­бо­ты в раз­ных ор­га­ни­за­ци­ях. У мно­гих зар­пла­та выше, чем у их ро­ди­те­лей.


— Если го­во­рить про стан­дарт­ный путь, то по­сле шко­лы уче­ник идет в вуз. Ваши вы­пуск­ни­ки по­сту­па­ют в уни­вер­си­те­ты Ар­ме­нии?

По-раз­но­му, каж­дый год ста­ти­сти­ка ме­ня­ет­ся. Если очень гру­бо: при­мер­но 15% учит­ся за гра­ни­цей, 85% — в Ар­ме­нии. При этом воз­мож­ность по­сту­пить в ино­стран­ные вузы есть у всех: во-пер­вых, они сда­ют эк­за­ме­ны Ара­рат­ско­го ба­ка­лаври­а­та, ко­то­рые при­ни­ма­ют во мно­гих стра­нах мира, в том чис­ле неко­то­рые вузы в США. Во-вто­рых, боль­шин­ство вла­де­ют ан­глий­ским на очень хо­ро­шем уровне, по­это­му у них нет про­блем в ком­му­ни­ка­ции со сту­ден­та­ми из дру­гих стран.

— Я неред­ко на­блю­даю в Рос­сии при­ме­ры, ко­гда сту­ден­ты, ко­то­рые учи­лись в ин­те­рес­ных шко­лах, ску­ча­ют в ву­зах: из твор­че­ской сре­ды они вдруг по­па­да­ют в скуч­ную ру­ти­ну. Вы та­ких жа­лоб не слы­ша­ли от вы­пуск­ни­ков?

Та­кие си­ту­а­ции дей­стви­тель­но воз­ни­ка­ют, но надо за­ме­тить, уни­вер­си­те­ты тоже ме­ня­ют­ся. Не по­след­нюю роль в этом иг­ра­ют и наши вы­пуск­ни­ки. По­ни­ма­е­те, уни­вер­си­те­ты — жерт­вы школь­ной об­ра­зо­ва­тель­ной си­сте­мы. Они вы­стра­и­ва­ют свои учеб­ные про­цес­сы в со­от­вет­ствии с уров­нем ком­пе­тен­ции, с ко­то­рым к ним по­сту­па­ет боль­шин­ство. Я окон­чил МФТИ в 1991 году. У нас было сво­бод­ное по­се­ще­ние лек­ций и даже се­ми­на­ров. Хо­чешь учить­ся — по­жа­луй­ста. Сдал эк­за­мен — зна­чит зна­ешь, мо­ло­дец. Та­кой под­ход ра­бо­тал, по­то­му что у нас был хо­ро­ший от­бор: в МФТИ при­хо­ди­ли ре­бя­та, ко­то­рые хо­те­ли учить­ся. Если шко­ла пе­ре­ста­нет при­ви­вать де­тям нена­висть к об­ра­зо­ва­нию, в вузы они бу­дут при­хо­дить со стрем­ле­ни­ем к уче­бе. Плюс уни­вер­си­те­тов в том, что в от­ли­чие от школ они мо­гут дей­ство­вать в со­от­вет­ствии с соб­ствен­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми о том, как да­вать зна­ния. Как толь­ко по­ме­ня­ет­ся об­ра­зо­ва­ние в це­лом, вузы смо­гут быст­ро под­стро­ить­ся. В Ар­ме­нии я вижу, как мне­ния, дей­ствия, под­ход к уче­бе на­ших вы­пуск­ни­ков вли­я­ет на сре­ду.

— В Ар­ме­нии, на­сколь­ко я знаю, тоже есть ана­лог ЕГЭ. Что вы ду­ма­е­те о та­ком фор­ма­те вы­пуск­ных эк­за­ме­нов?

Ар­мян­ские шко­лы мо­гут по­за­ви­до­вать ЕГЭ — это хоть и уста­рев­ший фор­мат, но всё рав­но луч­ше того, что есть у нас в стране. Мы при­ло­жи­ли мас­су уси­лий, что­бы убе­дить го­су­дар­ство поз­во­лить уче­ни­кам сда­вать от­дель­ные вы­пуск­ные эк­за­ме­ны в рам­ках на­шей школь­ной про­грам­мы. В це­лом, вре­мя эк­за­ме­нов про­шло. Мне ка­жет­ся, это еще одно су­ще­ствен­ное из­ме­не­ние, ко­то­рое нас ждет по­сле ко­ро­на­ви­ру­са — эк­за­мен как един­ствен­ный ме­тод про­вер­ки зна­ний аби­ту­ри­ен­та ис­чез­нет. Я знаю, что в Рос­сии раз­го­во­ры об этом уже ве­лись. Люди ду­ма­ли, как за­пу­стить но­вые фор­ма­ты, но всё это рас­тя­ги­ва­лось на мно­го лет, а сей­час мы ока­за­лись в си­ту­а­ции, ко­гда дей­ство­вать нуж­но быст­ро.

— Что это мо­жет быть? Со­бе­се­до­ва­ние?

Я глу­бо­ко убеж­ден, что са­мая ра­бо­чая мо­дель — та, что в Шве­ции. Там нет эк­за­ме­нов, а уче­ни­ков оце­ни­ва­ет учи­тель по опре­де­лен­ной ме­то­ди­ке. Обу­че­ние в вы­пуск­ном клас­се вы­гля­дит так: дети пи­шут про­ект и по­вто­ря­ют все, что про­хо­ди­ли за эти годы в шко­ле, а учи­тель их про­ве­ря­ет. В кон­це он ста­вит что-то вро­де об­щей оцен­ки, с ко­то­рой вы­пуск­ник по­да­ет до­ку­мен­ты в вуз. При этом, в шко­лу мо­жет прий­ти ин­спек­ция и узнать, как учи­тель опре­де­лял уро­вень зна­ний уче­ни­ка. Если пой­мут, что он за­вы­шал или за­ни­жал оцен­ку, то пе­да­го­га ждет ад­ми­ни­стра­тив­ная от­вет­ствен­ность. Эк­за­мен же — это со­бран­ное, яко­бы неза­ви­си­мым об­ра­зом, сви­де­тель­ство о зна­нии уче­ни­ка. В со­вре­мен­ном мире, где есть огром­ные ин­фор­ма­ци­он­ные по­то­ки, где все по­лу­чен­ные зна­ния мож­но сра­зу ана­ли­зи­ро­вать, эк­за­мен вы­гля­дит ар­ха­из­мом. Вы за несколь­ко ча­сов пы­та­е­тесь по­нять уро­вень зна­ний че­ло­ве­ка, ко­то­рые он ко­пил 10-11 лет. Это безу­мие.

— А что вы ду­ма­е­те про опыт чар­тер­ных школ в США? (По­лу­ав­то­ном­ные шко­лы, ко­то­рые по­лу­ча­ют го­су­дар­ствен­ные сред­ства, но мо­гут управ­лять­ся дру­гой ор­га­ни­за­ци­ей или, на­при­мер, груп­пой ро­ди­те­лей — Прим. «Цеха»)

Фор­ма соб­ствен­но­сти шко­лы вто­рич­на. Если ты ре­ги­стри­ру­ешь­ся как об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ное учеб­ное учре­жде­ние, ты по сути вы­пол­ня­ешь за­каз го­су­дар­ства на обес­пе­че­ние де­тей об­ра­зо­ва­ни­ем, несешь со­ци­аль­ную от­вет­ствен­ность.

В Рос­сии су­ще­ству­ет огром­ное ко­ли­че­ство пре­пят­ствий для со­зда­ния него­су­дар­ствен­ных школ. По­че­му это про­ис­хо­дит? Ни­ко­му не по­нят­но

По­че­му ми­ни­стер­ства мно­гих стран вос­при­ни­ма­ют него­су­дар­ствен­ные шко­лы как про­бле­му? Это ми­сти­ка. Ми­ни­стер­ство эко­но­ми­ки же не счи­та­ет част­ные струк­ту­ры про­бле­мой.

— Мо­жет, ми­ни­стер­ство об­ра­зо­ва­ния про­сто бо­ит­ся, что в част­ных шко­лах бу­дут вос­пи­ты­вать лю­дей, ко­то­рые го­су­дар­ству не нуж­ны?

Боль­шин­ство ре­во­лю­ци­о­не­ров 1917 года — это люди, у ко­то­рых не было воз­мож­но­сти по­лу­чить хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние. Если чис­ло пло­хо об­ра­зо­ван­ных лю­дей до­стиг­нет кри­ти­че­ской от­мет­ки, у го­су­дар­ства нач­нут­ся се­рьез­ные про­бле­мы. Фор­ма шко­лы, как мне ка­жет­ся, со­вер­шен­но не важ­на. За­да­ча ми­ни­стер­ства об­ра­зо­ва­ния — по­ли­ти­ка, а не ад­ми­ни­стри­ро­ва­ние. Нуж­но не сле­дить за каж­дый учеб­ным учре­жде­ни­ем, а за­да­вать пра­виль­ный век­тор. Раз­ве чар­тер­ные шко­лы в США вос­пи­ты­ва­ют не аме­ри­кан­цев? Ни­че­го по­доб­но­го. Мно­гие из них вы­рас­та­ют в граж­дан, ко­то­рые бла­го­дар­ны сво­ей стране за то, что она поз­во­ли­ла им учить­ся в хо­ро­шей шко­ле.

— Да­вай­те по­го­во­рим о ва­шем кур­се. Я пра­виль­но по­ни­маю, что вы на него при­гла­ша­е­те не толь­ко тех, у кого есть ка­кой-то пе­да­го­ги­че­ский бэк­гра­унд?

Ко­неч­но. Курс по­стро­ен так, что­бы было ин­те­рес­но всем, кто хо­чет стать ли­де­ром в об­ра­зо­ва­нии: управ­ле­ние, по­движ­ни­че­ство, со­ци­аль­ные ини­ци­а­ти­вы. Речь идет не толь­ко о сред­нем об­ра­зо­ва­нии для де­тей, это мо­жет быть и до­пол­ни­тель­ное, и кур­сы для взрос­лых.

— В чем су­ще­ствен­ное от­ли­чие в управ­ле­нии об­ра­зо­ва­тель­ным про­ек­том от всех осталь­ных?

Об­ра­зо­ва­тель­ный про­ект — один из са­мых слож­ных объ­ек­тов управ­ле­ния в мире. Слож­нее толь­ко кос­ми­че­ская от­расль. У каж­до­го про­дук­та есть свое мне­ние, точ­ка зре­ния. Соз­дать си­сте­му, ко­то­рая вы­пус­ка­ет та­кой про­дукт очень слож­но. Управ­лять об­ра­зо­ва­тель­ным про­ек­том — это все рав­но что од­но­вре­мен­но ру­ко­во­дить за­во­дом и те­ат­ром. С од­ной сто­ро­ны, вы по­сто­ян­но об­ща­е­тесь со слож­ны­ми, ум­ны­ми, ин­те­рес­ны­ми людь­ми, у каж­до­го из ко­то­рых есть свой под­ход. С дру­гой — весь про­цесс дол­жен быть чет­ко от­ла­жен. Что­бы лег­ко сов­ме­щать эти вещи, надо по­ни­мать, в чем цель лю­бо­го об­ра­зо­ва­ния и ка­кие люди ему нуж­ны. Хо­ро­ши­ми пе­да­го­га­ми ста­но­вят­ся те, у кого в ха­рак­те­ре есть жерт­вен­ность. Да, ему мо­жет не хва­тать на­вы­ков и зна­ний, то­гда ваша за­да­ча — дать ему воз­мож­ность их при­об­ре­сти. Но най­ти того, у кого есть эта жерт­вен­ность, очень труд­но. В AB­BYY мы в свое вре­мя от­кры­ли ка­фед­ры в раз­ных уни­вер­си­те­тах, и даже внут­ри та­кой боль­шой ком­па­нии, мы с тру­дом на­шли тех, кто го­тов был пре­по­да­вать. Одна из за­дач ли­де­ра в об­ра­зо­ва­нии — уме­ние по­сто­ян­но со­хра­нять у лю­дей ощу­ще­ние вы­пол­нен­ной мис­сии. Де­лать так, что­бы люди по­ни­ма­ли, что их це­нят.


— Нам внут­ри ре­дак­ции ча­сто ка­жет­ся, что сей­час все по­шли в об­ра­зо­ва­ние, на­ча­ли за­пус­кать свои кур­сы, про­грам­мы. Вы что об этом ду­ма­е­те?

Эко­но­ми­ка все боль­ше ста­но­вит­ся эко­но­ми­кой зна­ний. То, что че­ло­ве­ку в уче­бе нуж­на по­мощь бо­лее опыт­но­го, — это нор­ма. Го­тов­ность пла­тить за это — тоже нор­ма, так было во все вре­ме­на. Во­об­ще, са­мая эф­фек­тив­ная ин­ве­сти­ция — в зна­ния: даже если это фор­маль­ные зна­ния, ко­то­рые вам не по­на­до­бят­ся зав­тра, они на­кап­ли­ва­ют­ся. Пи­ра­ми­да на­вы­ков и уме­ний стро­ит­ся нами всю жизнь. Зна­ния ра­бо­та­ют на вас ров­но на­столь­ко, на­сколь­ко вы их при­ме­ня­е­те. Я ду­маю, сфе­ра об­ра­зо­ва­ния бу­дет всё стре­ми­тель­нее раз­ви­вать­ся.

— А на­сколь­ко вен­чур­ным ин­ве­сто­рам ин­те­рес­но идти в он­лайн-об­ра­зо­ва­ние?

Вен­чур­ный ка­пи­тал ищет силь­ный муль­ти­пли­ка­тор, по­то­му что ком­па­ния ожи­да­ет по­лу­чить зна­чи­тель­ную от­да­чу от про­да­жи ак­ций че­рез несколь­ко лет. Для это­го ее биз­нес дол­жен быст­ро рас­ти, а зна­чит, в биз­нес-мо­дель необ­хо­ди­мо за­ло­жить ме­ха­низм быст­ро­го уве­ли­че­ния до­хо­дов без про­пор­ци­о­наль­но­го уве­ли­че­ния рас­хо­дов. Был пе­ри­од, ко­гда вен­чу­ры были очень за­ин­те­ре­со­ва­ны в сфе­ре мас­со­во­го он­лайн-об­ра­зо­ва­ния. Од­на­ко вы­яс­ни­лось, что ры­нок некон­тро­ли­ру­е­мо­го, ав­то­ма­ти­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рое преду­смат­ри­ва­ет ис­клю­чи­тель­но са­мо­сто­я­тель­ную ра­бо­ту без су­ще­ствен­ной по­мо­щи опыт­ных лю­дей, очень огра­ни­чен и уже пе­ре­на­сы­щен. Дру­гой муль­ти­пли­ка­тор в этой сфе­ре най­ти труд­но: как толь­ко в об­ра­зо­ва­тель­ный про­цесс во­вле­ка­ет­ся жи­вой че­ло­век, ко­то­рый рез­ко по­вы­ша­ет эф­фек­тив­ность он­лайн-об­ра­зо­ва­ния, у вас те­ря­ет­ся муль­ти­пли­ка­тор — вам нуж­но по­не­мно­гу на­ни­мать и рас­тить та­ких лю­дей. Это уже ста­но­вит­ся ис­то­рия не про тех­но­ло­гии, а про сер­ви­сы, а они вен­чу­рам не ин­те­рес­ны.

— Не ду­ма­е­те, что по­сле ви­ру­са си­ту­а­ция из­ме­нит­ся?

Ско­рее, плат­фор­мы, ко­то­рые по­мо­га­ют в ор­га­ни­за­ции об­ра­зо­ва­тель­но­го про­цес­са нач­нут тех­но­ло­ги­че­ски раз­ви­вать­ся. Тот же Zoom, ко­то­рый силь­но вы­рос за вре­мя ка­ран­ти­на. У них по­яви­лось мно­го кли­ен­тов из сфе­ры об­ра­зо­ва­ния, по­это­му уве­рен, они ри­нут­ся со­зда­вать ин­стру­мен­ты для кур­сов, про­вер­ки за­да­ний. Либо нач­нут ис­кать ко­опе­ра­цию. Прав­да, у дру­гих, на­при­мер, у Google и Mi­crosoft, уже есть го­то­вые плат­фор­мы для это­го. По­явят­ся еще иг­ро­ки, ко­то­рые нач­нут за этот ры­нок драть­ся, но труд­но на­пря­мую со­рев­но­вать­ся с тем, что ра­бо­та­ет прак­ти­че­ски бес­плат­но. Все уже зна­ют: туда, где есть Google, лезть опас­но. Эта ком­па­ния за­ра­ба­ты­ва­ет не на сво­их по­боч­ных сер­ви­сах, а на ос­нов­ном по­ис­ке, со­от­вет­ствен­но мо­жет тра­тить день­ги на ожив­ле­ние всех осталь­ных сер­ви­сов.

— Если го­во­рить об ин­ве­сти­ци­ях в школь­ное об­ра­зо­ва­ние, на­сколь­ко вам тя­же­ло на­хо­дить сред­ства для шко­лы?

Нам все­гда было слож­но, но мы сра­зу ре­ши­ли, что это наш крест. Наша шко­ла с са­мо­го на­ча­ла за­яви­ла, что бу­дет при­ни­мать всех, вне за­ви­си­мо­сти от фи­нан­со­во­го по­ло­же­ния. Мы каж­дый год на­хо­дим день­ги. Сей­час это осо­бен­но тя­же­ло: все наши спон­со­ры несут боль­шие убыт­ки, но про­дол­жа­ют вы­пол­нять долг пе­ред шко­лой. Мы же внут­ри смот­рим на си­ту­а­цию с пан­де­ми­ей как на воз­мож­ность сфор­ми­ро­вать но­вую про­грам­му по мо­дер­ни­за­ции. Бу­дем де­лать что-то ре­во­лю­ци­он­ное.


— Вы име­е­те в виду тех­но­ло­гии?

Да. Уже дав­но все го­во­рят о том, что об­ра­зо­ва­ние тех­но­ло­ги­че­ски от­ста­ло. По­ве­сить в ка­би­не­те элек­трон­ную дос­ку — все рав­но что уста­но­вить в ка­ре­те на­ви­га­тор. Непо­нят­но, за­чем это де­лать, ко­гда во­круг все ез­дят на элек­тро­мо­би­лях. Об­ра­зо­ва­ние не при­ме­ня­ло тех­но­ло­гии, по­то­му что ни­кто не был го­тов на се­рьез­ные экс­пе­ри­мен­ты. Во вре­мя ка­ран­ти­на при­шлось на них пой­ти.

Бу­дем чест­ны: об­ра­зо­ва­ние уже дав­но уда­лен­ное. Это аб­со­лют­ная ил­лю­зия, что уче­ник учит­ся в клас­се

Ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рые сде­ла­ли в об­ла­сти ней­ро­фи­зио­ло­гии еще лет 25 на­зад, по­ка­за­ли, что ко­гда че­ло­век от­вле­ка­ет­ся от глу­бо­ко­го по­гру­же­ния, ему тре­бу­ет­ся ми­ни­мум 15 ми­нут, что­бы сно­ва скон­цен­три­ро­вать­ся. Ми­хай Чик­сент­ми­хайи по­дроб­но опи­сы­ва­ет этот про­цесс в сво­ей кни­ге «По­ток». Кто-то по­шу­тил, кто-то за­кри­чал, — всё, уче­ник от­влек­ся. Един­ствен­ная на­деж­да, что он при­дет до­мой и в спо­кой­ной об­ста­нов­ке смо­жет разо­брать­ся в теме. Фор­мат обу­че­ния в клас­се неэф­фек­ти­вен, он не ра­бо­та­ет, но мы про­дол­жа­ем так де­лать, по­то­му что это ру­ти­на. В ито­ге дети вы­пол­ня­ют двой­ную ра­бо­ту и, ко­неч­но, уста­ют. Сей­час мы за­ме­ти­ли, что во мно­гих слу­ча­ях эф­фек­тив­ность уро­ка ко­лос­саль­но по­вы­си­лась. Мы даже смог­ли от­ме­нить до­маш­ку в сред­ней шко­ле.

— В иде­аль­ном по­сле­ви­рус­ном мире вы бы хо­те­ли пе­ре­ве­сти всех на ди­стан­ци­он­ное обу­че­ние?

Я бы хо­тел со­би­рать де­тей в шко­ле ради сов­мест­но­го по­лез­но­го вре­мя­пре­про­вож­де­ния: про­ек­ты, груп­по­вые за­да­чи. Ту часть ра­бо­ты, ко­то­рая тре­бу­ет кон­цен­тра­ции, луч­ше де­лать дома. При­чем, это бу­дет не до­маш­няя ра­бо­та, а са­мо­сто­я­тель­ная, но под кон­тро­лем и при по­мо­щи учи­те­ля. По­ня­тие уро­ка долж­но остать­ся: если ре­бен­ка оста­вить без струк­ту­ры вре­ме­ни, он по­те­ря­ет­ся. На са­мом деле, это то, как жи­вут взрос­лые: есть вре­мя, ко­гда мы ра­бо­та­ем одни и нам ни­кто не ме­ша­ет, а есть со­ве­ща­ния — ко­гда мы по­ни­ма­ем, что луч­ше со­брать­ся и об­су­дить ка­кой-то во­прос. По­че­му бы не сде­лать то же са­мое в шко­лах? Дети — та­кие же ма­лень­кие люди.

— Мы ча­сто спра­ши­ва­ем на­ших экс­пер­тов об их от­но­ше­нии к life-long learn­ing. Что это для вас — необ­хо­ди­мость или удо­воль­ствие?

Недав­но я по­счи­тал, что за всю жизнь по­ме­нял око­ло де­ся­ти про­фес­сий. На каж­дом эта­пе я тра­тил мно­го уси­лий, что­бы осво­ить но­вую сфе­ру. Сей­час я пишу ди­плом­ную ра­бо­ту в Лон­дон­ском ин­сти­ту­те об­ра­зо­ва­ния — это часть уни­вер­си­тет­ско­го кол­ле­джа Лон­до­на (In­sti­tute of Ed­u­ca­tion Uni­ver­sity of Lon­don). В этом ме­сте я на­учил­ся важ­но­му на­вы­ку — чте­нию на­уч­ных ста­тей. К со­жа­ле­нию, это мало рас­про­стра­не­но у нас в об­ра­зо­ва­нии, а по-хо­ро­ше­му чи­тать на­уч­ные ста­тьи долж­ны все учи­те­ля и ру­ко­во­ди­те­ли в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния. Надо учить­ся по­ни­мать, ин­тер­пре­ти­ро­вать на­уч­ные ста­тьи, оце­ни­вать раз­ные точ­ки зре­ния, вы­ра­ба­ты­вать у себя кри­ти­че­ское мыш­ле­ние, де­лать ис­сле­до­ва­ния и мик­ро-ис­сле­до­ва­ния. Все наши учи­те­ля по­сто­ян­но этим за­ни­ма­ют­ся, это часть на­шей про­грам­мы раз­ви­тия пе­да­го­гов. Во­об­ще, все вре­мя учить­ся — пра­виль­ный под­ход к жиз­ни. Кро­ме того, на­уч­ные ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что это луч­ший спо­соб борь­бы с Альц­гей­ме­ром и преж­де­вре­мен­ным ста­ре­ни­ем.