1. Жизнь

«Быстрее, выше, сильнее». Как человечество веками ищет стимуляторы, чтобы лучше работать и учиться

От кофеина до аддерала

© © Вика Шибаева / ЦЕХ

При­ни­мать раз­лич­ные пре­па­ра­ты и ве­ще­ства для по­вы­ше­ния кон­цен­тра­ции и тру­до­спо­соб­но­сти — тен­ден­ция не но­вая. Ни­ко­тин, ли­стья коки, ам­фе­та­мин — че­ло­ве­че­ство дав­но ис­ка­ло спо­со­бы взбод­рить­ся. Впро­чем, боль­шин­ство этих ис­то­рий за­кан­чи­ва­лись не очень хо­ро­шо, ме­ди­ки убеж­да­лись в нега­тив­ном вли­я­нии пре­па­ра­тов на ор­га­низм и за­пре­ща­ли их упо­треб­ле­ние. Спе­ци­аль­но для «Цеха» Егор Сен­ни­ков вспом­нил ис­то­рию сти­му­ля­то­ров — от ко­фе­и­на до без­обид­но­го и бес­по­лез­но­го гли­ци­на, а так­же бума ум­ных таб­ле­ток в США.







«— Ко­ка­ин, — от­ве­тил он. — Се­ми­про­цент­ный. Хо­ти­те по­про­бо­вать?

— Бла­го­да­рю по­кор­но! — от­ре­зал я. Холмс улыб­нул­ся мо­е­му воз­му­ще­нию…

…— Мой мозг, — ска­зал он, опер­шись лок­тя­ми о руч­ки крес­ла и со­еди­нив пе­ред со­бой кон­чи­ки рас­то­пы­рен­ных паль­цев, — бун­ту­ет про­тив без­де­лья. Дай­те мне дело! Дай­те мне слож­ней­шую про­бле­му, нераз­ре­ши­мую за­да­чу, за­пу­тан­ней­ший слу­чай — и я за­бу­ду про ис­кус­ствен­ные сти­му­ля­то­ры».

Шер­лок Холмс, стра­дав­ший от без­де­лья, и пы­тав­ший­ся за­ста­вить мозг ра­бо­тать ак­тив­нее при по­мо­щи ко­ка­и­на и мор­фия, был не оди­нок в сво­их по­пыт­ках. На про­тя­же­нии мно­гих сто­ле­тий че­ло­ве­че­ство пы­та­лось най­ти спо­со­бы по­вы­сить про­из­во­ди­тель­ность и со­сре­до­то­чен­ность при по­мо­щи раз­лич­ных суб­стан­ций, пре­па­ра­тов и средств. Ко­гда-то это были по­ис­ки и экс­пе­ри­мен­ты, но со вре­ме­нем сти­му­ля­то­ры пре­вра­ти­лись в це­лую ин­ду­стрию. Те­перь, ко­гда мир жи­вет на боль­ших ско­ро­стях и за наше вни­ма­ние сра­жа­ют­ся ты­ся­чи ве­щей, сти­му­ля­то­ры ре­ко­мен­ду­ют вра­чи и учи­те­ля, пси­хо­ло­ги и ро­ди­те­ли. Но как же так по­лу­чи­лось?

Emmett kelly 1953 / wikimedia commons

Пер­вым де­лом — на­ту­раль­ное

На­вер­ное, од­ним из пер­вых сти­му­ля­то­ров, с ко­то­рым по­зна­ко­ми­лось че­ло­ве­че­ство, был ко­фе­ин. Счи­та­ет­ся, что пер­вы­ми бод­ря­щий эф­фект от ко­фей­ных бо­бов за­ме­ти­ли пред­ки эфи­оп­ско­го на­ро­да оро­мо; су­ще­ству­ет даже кра­си­вая ле­ген­да о про­стом эфи­оп­ском пас­ту­хе Кал­ди­ме, ко­то­рый в IX веке на­шей эры от­крыл для себя ра­дость упо­треб­ле­ния ко­фе­и­на. Надо ска­зать, что сам по себе ко­фе­ин не бод­рит — зато он бло­ки­ру­ет аде­но­зи­но­вые ре­цеп­то­ры в ор­га­низ­ме (по­яв­ле­ние аде­но­зи­на в ор­га­низ­ме — знак се­рьез­но­го утом­ле­ния и уста­ло­сти). Так что кофе не несет с со­бой за­ряд сил — он лишь поз­во­ля­ет нам не уста­вать доль­ше.

К на­ча­лу XVII века в Ев­ро­пе на­ча­лась мода на ко­фей­ни, она при­шла на кон­ти­нент из Азии. В них со­би­ра­лись тор­гов­цы и сту­ден­ты, по­ли­ти­ки и ин­тел­лек­ту­а­лы — они пили кофе, спо­ри­ли, со­зда­ва­ли но­вые идеи и даже пре­по­да­ва­ли; ко­фей­ни бу­дут од­ним из цен­тров ин­тел­лек­ту­аль­ной жиз­ни дол­гие годы. Не все, впро­чем, одоб­ря­ли упо­треб­ле­ние кофе: на­при­мер, аме­ри­кан­ский врач То­мас Кро­зерс пи­сал, что кофе вы­зы­ва­ет при­вы­ка­ние, и сам на­пи­ток так же опа­сен, как ал­ко­голь или мор­фий. Впро­чем, это не ме­ша­ло рас­про­стра­не­нию ко­фе­ен и в Но­вом све­те.

Из Аме­ри­ки же в мир при­шел еще один по­пу­ляр­ный сти­му­ля­тор — ни­ко­тин. Пер­вым ев­ро­пей­цем, по­зна­ко­мив­шим­ся с та­ба­ком, был Хри­сто­фор Ко­лумб: в сво­ем днев­ни­ке он на­пи­сал, что ту­зем­цы при­нес­ли ему фрук­ты, де­ре­вян­ные ко­пья и ка­кие-то вы­су­шен­ные ли­стья, ко­то­рые ис­пус­ка­ли от­чет­ли­вый аро­мат. Ко­лумб ку­риль­щи­ком не стал, в от­ли­чие от мил­ли­о­нов лю­дей, ко­то­рые при­стра­сти­лись к та­ба­ко­ку­ре­нию по­сле него: ни­ко­тин уско­ря­ет серд­це­би­е­ние и по­вы­ша­ет дав­ле­ние, а, кро­ме того, ак­ти­ви­ру­ет центр удо­воль­ствия в моз­ге и вы­зы­ва­ет за­ви­си­мость.

Ли­стья коки

Еще од­ним по­пу­ляр­ным сти­му­ля­то­ром про­шло­го был ко­ка­ин. О бод­ря­щем воз­дей­ствии ли­стьев коки зна­ли еще ин­дей­цы, что было от­ме­че­но пер­вы­ми ев­ро­пей­ца­ми, по­пав­ши­ми на кон­ти­нент. Но на­сто­я­щая ре­во­лю­ция про­изо­шла в кон­це XIX века: в 1884 году вен­ский оф­таль­мо­лог Карл Кол­лер об­на­ру­жил, что рас­твор ко­ка­и­на при вве­де­нии в глаз, ослаб­ля­ет чув­стви­тель­ность нер­вов к боли. Ко­ка­ин сра­зу же стал пре­воз­но­сить­ся — сна­ча­ла как от­лич­ное сред­ство для мест­ной ане­сте­зии (хло­ро­форм, по­все­мест­но ис­поль­зо­вав­ший­ся для обез­бо­ли­ва­ния во вре­мя опе­ра­ции, был слиш­ком опа­сен — неболь­шое пре­вы­ше­ние до­зи­ров­ки при­во­ди­ло к смер­ти па­ци­ен­та), а за­тем и во­все, как уни­каль­ное сред­ство, бод­ря­щее ор­га­низм, сни­ма­ю­щее го­лов­ную боль и уси­ли­ва­ю­щее ак­тив­ность моз­га.

wikimedia commons

В га­зе­тах о ко­ка­ине пи­са­ли как о «дан­ном Бо­гом» сред­стве от боли и уста­ло­сти. Зиг­мунд Фрейд рас­ска­зы­вал, что нар­ко­тик вы­зы­ва­ет «вос­торг и про­дол­жи­тель­ную эй­фо­рию, ко­то­рая ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от нор­маль­ной эй­фо­рии здо­ро­во­го че­ло­ве­ка… А воз­дей­ствие нар­ко­ти­ка поз­во­ля­ет вы­пол­нять дол­гую и ин­тен­сив­ную фи­зи­че­скую ра­бо­ту без ка­кой-либо уста­ло­сти». Мно­гие упо­треб­ля­ли ко­ка­ин, что­бы вы­пол­нять боль­ше ра­бо­ты и не уста­вать.

А в лон­дон­ском уни­вер­ма­ге Хэр­родс в 1916 году про­да­вал­ся даже спе­ци­аль­ный на­бор — он на­зы­вал­ся «При­вет­ствен­ный по­да­рок для дру­зей на фрон­те», и в него вхо­ди­ли ко­ка­ин, мор­фин, шпри­цы и иглы

Со вре­ме­нем мне­ние о ко­ка­ине по­ме­ня­лось, а вос­тор­ги по­утих­ли. Вра­чи ста­ли за­ме­чать, что нар­ко­тик вы­зы­ва­ет при­вы­ка­ние и уве­ли­чи­ва­ет риск сер­деч­ных при­сту­пов и ин­фарк­тов, его упо­треб­ле­ние ста­ло вос­при­ни­мать­ся как по­рок. Coca-Cola убра­ла его из сво­е­го со­ста­ва, а об­ще­ствен­ное мне­ние ста­ло вос­при­ни­мать пре­па­рат, как нар­ко­тик, по­пу­ляр­ный сре­ди пред­ста­ви­те­лей бо­ге­мы, про­сти­ту­ток, пре­ступ­ни­ков, груз­чи­ков, но­силь­щи­ков и су­те­нё­ров.

Хи­ми­че­ский про­рыв

Ко­фе­ин, ни­ко­тин, ко­ка­ин — со все­ми эти­ми ве­ще­ства­ми че­ло­ве­че­ство зна­ко­мо уже до­ста­точ­но дав­но и име­ло мно­го воз­мож­но­стей убе­дить­ся в их сти­му­ли­ру­ю­щем эф­фек­те — рав­но как и в том, что при дол­гом воз­дей­ствии сти­му­ля­то­ры несут с со­бой не мень­ше вре­да, чем поль­зы. Но уче­ные не остав­ля­ли на­деж­ды на то, что рано или позд­но они най­дут пре­па­рат, об­ла­да­ю­щий все­ми свой­ства­ми сти­му­ля­то­ров, но ли­шен­ный по­боч­ных эф­фек­тов.

В 1887 году ра­бо­тав­ший в Гер­ма­нии ру­мын­ский хи­мик Лаз­эр Еде­ля­ну, изу­чая воз­мож­но­сти по со­зда­ния пре­па­ра­та от аст­мы, син­те­зи­ро­вал ам­фе­та­мин. Од­на­ко Еде­ля­ну даль­ней­ших ис­сле­до­ва­ний не про­во­дил. О пси­хо­ак­тив­ном эф­фек­те ам­фе­та­ми­на ста­ло из­вест­но лишь в кон­це 1920-х го­дов, ко­гда уже аме­ри­кан­ский хи­мик Гор­дон Ал­лес вер­нул­ся к ис­сле­до­ва­ни­ям ам­фе­та­ми­на на ды­ха­тель­ную си­сте­му. Пре­па­рат дей­стви­тель­но ока­зал­ся брон­хо­ли­ти­ком, но па­ци­ен­ты ста­ли со­об­щать вра­чу, что им не толь­ко про­ще ды­шать — они чув­ство­ва­ли при­лив сил и бод­рость.

Фар­ма­цев­ти­че­ские ком­па­нии ре­ши­ли, что сти­му­ли­ру­ю­щие свой­ства — это лишь неболь­шой по­боч­ный эф­фект и вы­пу­сти­ли ам­фе­та­мин на ры­нок под на­зва­ни­ем «Бен­зед­рин» как сред­ство от про­сту­ды и аст­мы. Люди, впро­чем, вско­ре по­ня­ли, что бен­зед­рин не толь­ко дает воз­мож­ность ды­шать, но и за­ря­жа­ет энер­ги­ей. Пре­па­рат быст­ро по­лу­чил умень­ши­тель­ную клич­ку ben­nies и стал ис­поль­зо­вать­ся мак­си­маль­но ши­ро­ко.

Жур­на­лист Джо­шуа Фоер пи­сал, что уче­ные и ма­те­ма­ти­ки, по­эты и пи­са­те­ли в се­ре­дине XX века ис­поль­зо­ва­ли бен­зед­рин как сти­му­ля­тор, да­ю­щий воз­мож­ность ра­бо­тать доль­ше и эф­фек­тив­нее. Ве­ли­кий вен­гер­ский ма­те­ма­тик Пал Эр­дёш по­сто­ян­но упо­треб­лял бен­зед­рин и кофе, несмот­ря на то, что это силь­но вли­я­ло на его здо­ро­вье. Как-то друг ему пред­ло­жил по­спо­рить, что если Эр­дёш про­жи­вет без ам­фе­та­ми­на ме­сяц, то вы­иг­ра­ет 500 дол­ла­ров; ма­те­ма­тик вы­дер­жал ис­пы­та­ние, но его про­из­во­ди­тель­ность упа­ла са­мым се­рьез­ным об­ра­зом.

prescriptiondrugs.procon.org

В та­кой же за­ви­си­мо­сти при­зна­вал­ся и ма­те­ма­тик Нор­берт Ви­нер. Поэт Уи­стен Оден на­чи­нал с бен­зед­ри­на каж­дое утро. Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой аме­ри­кан­ские и немец­кие сол­да­ты (в Гер­ма­нии са­мым по­пу­ляр­ным ам­фе­та­ми­ном был перви­тин) ре­гу­ляр­но по­лу­ча­ли от сво­их ко­ман­ди­ров ам­фе­та­ми­ны — что­бы они мог­ли во­е­вать доль­ше.

Пре­па­ра­том поль­зо­ва­лись сту­ден­ты — что­бы по­вы­сить про­дук­тив­ность; его при­ни­ма­ли даль­но­бой­щи­ки и до­мо­хо­зяй­ки. Его ре­гу­ляр­но вы­пи­сы­ва­ли вра­чи сво­им па­ци­ен­там. Сло­вом, ам­фе­та­ми­ны (и ме­там­фе­та­ми­ны, син­те­зи­ро­ван­ные чуть позд­нее) были до­воль­но мас­со­во ис­поль­зу­е­мым пре­па­ра­том.

По­пу­ляр­ность бен­зед­ри­на и дру­гих ана­ло­гич­ных средств на­ча­ла па­дать в 1950-х: во-пер­вых, его при­зна­ли нар­ко­ти­ком и изъ­яли из сво­бод­ной без­ре­цеп­тур­ной про­да­жи, во-вто­рых, мно­гим ста­ли оче­вид­ны по­след­ствия зло­упо­треб­ле­ния ам­фе­та­ми­на­ми. Окон­ча­тель­но рас­про­стра­не­ние ам­фе­та­ми­на было за­пре­ще­но в США в 1970 году.

Lovely Rita

В 1944 году в США по­явил­ся еще один пре­па­рат, за­во­е­вав­ший по­пу­ляр­ность как сти­му­ля­тор — ме­тил­фе­ни­дат, бо­лее из­вест­ный миру как ри­та­лин (хи­мик, син­те­зи­ро­вав­ший пре­па­рат, на­звал его в честь сво­ей жены Риты, ко­то­рая ис­поль­зо­ва­ло ле­кар­ство как сред­ство борь­бы с низ­ким дав­ле­ни­ем). Пре­па­рат раз­ра­ба­ты­вал­ся как сред­ство от нар­ко­леп­сии и сон­ли­во­сти, но со вре­ме­нем были за­ме­че­ны его по­боч­ные эф­фек­ты.

prescriptiondrugs.procon.org

Ри­та­лин ак­ти­ви­ру­ет часть моз­га, ко­то­рая по­мо­га­ет со­сре­до­то­чить мыш­ле­ние и спо­кой­ное по­ве­де­ние. У вра­чей по­яви­лась тео­рия, что пре­па­рат мож­но да­вать де­тям с СДВГ — син­дро­мом де­фи­ци­та вни­ма­ния и ги­пе­р­ак­тив­но­сти; на несколь­ко ча­сов он вы­зы­ва­ет у них со­сре­до­то­чен­ность и из­бав­ля­ет от сон­ли­во­сти и лени.

На­чи­ная с 1950-х го­дов ри­та­лин на­ча­ли вы­пи­сы­вать де­тям все чаще, а к пре­па­ра­ту ста­ли от­но­сить­ся как к уни­вер­саль­ной «ум­ной» таб­лет­ке, ко­то­рая сни­ма­ет все про­бле­мы с детьми

Ри­та­лин по­сте­пен­но за­во­е­вы­вал по­пу­ляр­ность в Аме­ри­ке в 1970-х и 1980-х го­дах. Но осо­бен­но бур­ный рост на­чал­ся в на­ча­ле 1990-х го­дов (сра­зу же при­мер­но на 17%), вско­ре по­сле того как были при­ня­ты по­прав­ки в за­ко­но­да­тель­ство об об­ра­зо­ва­нии, в рам­ках ко­то­рых к школь­ни­кам с СДВГ ста­ли от­но­сить­ся как де­тям с осо­бен­ны­ми по­треб­но­стя­ми, что сра­зу же вы­зва­ло у ро­ди­те­лей бур­ный ин­те­рес к спо­со­бам пре­одо­ле­ния син­дро­ма.

По­пу­ляр­ность ри­та­ли­на про­дол­жа­ет рас­ти. С 1996 по 2008 год доля де­тей в воз­расте от 6 до 12 лет, упо­треб­ля­ю­щих этот пре­па­рат, вы­рос­ла с 4,2% до 5,1%, а сре­ди де­тей от 13 до 18 лет рост был бо­лее зна­чи­тель­ным — с 2,3% до 4,9%. В це­лом, толь­ко в США око­ло 2,8 мил­ли­о­на де­тей при­ни­ма­ли ри­та­лин. К тому же у ри­та­ли­на в 2000-е годы по­яви­лось мно­же­ство ана­ло­гов — на­при­мер, ад­де­ралл, фо­ка­лин или ви­ванс. Во­круг всех та­ких пре­па­ра­тов не ути­ха­ют спо­ры: неко­то­рые стра­ны за­пре­ща­ют их к про­да­же (на­при­мер, в Рос­сии), в дру­гих по­ощ­ря­ют упо­треб­ле­ние пре­па­ра­та детьми с СДВГ, ука­зы­вая на ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ют се­рьез­ное улуч­ше­ние успе­ва­е­мо­сти у де­тей на пре­па­ра­тах. Од­на­ко с каж­дым го­дом по­яв­ля­ют­ся все боль­ше ис­сле­до­ва­ний, ав­то­ры ко­то­рых ука­зы­ва­ют на то, что пре­па­рат вы­зы­ва­ет очень се­рьез­ные по­след­ствия — на­при­мер, сер­деч­ные за­бо­ле­ва­ния.

Без­опас­но и эф­фек­тив­но?

Ме­там­фе­та­ми­ны, ко­фе­ин, ме­тил­фе­ни­дат — у всех этих пре­па­ра­тов дей­стви­тель­но есть пси­хо­сти­му­ли­ру­ю­щий эф­фект, ко­то­рый мо­жет поз­во­лить по­вы­сить про­из­во­ди­тель­ность; впро­чем, есть у этих пре­па­ра­тов и нега­тив­ные эф­фек­ты, ко­то­рые за­став­ля­ют мно­гих за­ду­мы­вать­ся о том, что при­ни­мать их не так уж без­опас­но. А что с пре­па­ра­та­ми, чей пси­хо­ак­тив­ный эф­фект не до кон­ца до­ка­зан, но мно­гие счи­та­ют, что он есть?

На­при­мер, гли­цин. Про­стей­шая ами­но­кис­ло­та была от­кры­та ещё в 1820 году, од­на­ко и так при­сут­ству­ет во мно­гих ве­щах, с ко­то­ры­ми люди по­сто­ян­но стал­ки­ва­ют­ся в жиз­ни (гли­цин, на­при­мер, при­сут­ству­ет в со­ста­ве мно­гих бел­ков, ко­то­рые едят люди). Лишь спу­стя де­ся­ти­ле­тия уче­ным уда­лось уточ­нить функ­цию гли­ци­на в ор­га­низ­ме.

«Бо­лее все­го он из­ве­стен как ме­ди­а­тор, ко­то­рый огра­ни­чи­ва­ет ак­тив­ность мо­то­ней­ро­нов. Как из­вест­но, каж­дая наша мыш­ца управ­ля­ет­ся им­пуль­са­ми, по­сту­па­ю­щи­ми от нерв­ных кле­ток. Ме­ди­а­то­ром этих нерв­ных кле­ток яв­ля­ет­ся аце­тил­хо­лин (это и есть мо­то­ней­ро­ны). Мо­то­ней­ро­ны об­ла­да­ют си­сте­мой так на­зы­ва­е­мо­го воз­врат­но­го тор­мо­же­ния», — объ­яс­ня­ет фи­зио­лог Вя­че­слав Ду­бы­нин.

Та­ким об­ра­зом, гли­цин дей­стви­тель­но мо­жет вы­звать неболь­шое тор­мо­же­ние функ­ций нерв­ной си­сте­мы — од­на­ко, что­бы оно про­изо­шло, доза долж­на быть до­ста­точ­но боль­шой, так как люди и так каж­дый день по­лу­ча­ют гли­цин вме­сте с пи­щей.

В Рос­сии уче­ные счи­та­ют, что гли­цин мож­но ис­поль­зо­вать как сред­ство для ле­че­ния неко­то­рых рас­стройств пси­хи­ки, а так­же вы­пол­нять функ­цию но­отро­па. Од­на­ко эти вы­во­ды не под­дер­жи­ва­ют­ся за­пад­ны­ми вра­ча­ми, ко­то­рые счи­та­ют, что все воз­мож­ные эф­фек­ты гли­ци­на — не бо­лее, чем пла­це­бо

Несмот­ря на это, гли­цин оста­ет­ся до­воль­но по­пу­ляр­ным пре­па­ра­том в Рос­сии: его на­зна­ча­ют и де­тям, и взрос­лым, на­зы­ва­ют «ви­та­ми­ном для моз­га» и во­об­ще пре­воз­но­сят его ка­че­ства. Но в це­лом, ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что его эф­фек­тив­ность как но­отро­па близ­ка к нулю, а сам гли­цин хо­рош лишь как пи­ще­вая до­бав­ка.

По­хо­жая ис­то­рия и с дру­гим пре­па­ра­том — пи­ра­це­та­мом (он же но­отро­пил), раз­ра­бо­тан­ным в Бель­гии в на­ча­ле 1960-х го­дов. Его но­отроп­ные ка­че­ства либо слиш­ком несе­рьез­ны, либо и во­все от­сут­ству­ют, что не по­ме­ша­ло ему до­бить­ся боль­шой по­пу­ляр­но­сти сре­ди рос­сий­ских по­тре­би­те­лей.


Еще один та­кой пре­па­рат и во­все был изоб­ре­тен в Рос­сии — это, ко­неч­но, фе­но­тро­пил. Его со­зда­ли в СССР, в Ин­сти­ту­те ме­ди­ко-био­ло­ги­че­ских про­блем — пла­ни­ро­ва­лось при­ме­нять его в ка­че­стве сти­му­ля­то­ра для кос­мо­нав­тов. Од­на­ко до­воль­но быст­ро пре­па­рат об­рел по­пу­ляр­ность у ши­ро­ких сло­ев на­се­ле­ния, ко­то­рые были при­вле­че­ны «кос­ми­че­ски­ми тех­но­ло­ги­я­ми» и эф­фек­том, ко­то­рый пре­па­рат яко­бы ока­зы­вал на про­из­во­ди­тель­ность. Он ока­зал­ся страш­но по­пу­ля­рен у офис­ных ра­бот­ни­ков и сту­ден­тов, жур­на­ли­стов и уче­ных — од­на­ко как и с гли­ци­ном или пи­ра­це­та­мом, невоз­мож­но ска­зать, ка­кое дей­ствие он ока­зы­ва­ет на мозг — но­отроп­ный эф­фект не до­ка­зан.

Бум ум­ных таб­ле­ток

В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия но­отро­пы и сти­му­лян­ты все чаще ис­поль­зу­ют­ся сту­ден­та­ми, ко­то­рые пы­та­ют­ся спра­вить­ся с воз­рас­та­ю­щим дав­ле­ни­ем и стрес­сом во вре­мя уче­бы. До­воль­но быст­ро са­мым по­пу­ляр­ным пре­па­ра­том стал ад­де­ралл — он до­воль­но де­ше­вый, его эф­фект длит­ся доль­ше, чем у ри­та­ли­на (око­ло 10 ча­сов) и счи­та­ет­ся, что у него мень­ше по­боч­ных эф­фек­тов.

Но по­яв­ля­ют­ся и но­вые кон­ку­рен­ты. Се­го­дня са­мый «мод­ный» у за­пад­ных сту­ден­тов сти­му­ля­тор — мо­да­фи­нил. Оче­ред­ное ле­кар­ство, со­здан­ное для ле­че­ния на­ру­ше­ний сна и нар­ко­леп­сии, ко­то­рое снис­ка­ло по­пу­ляр­ность у тех, кто меч­та­ет по­вы­сить свою про­из­во­ди­тель­ность. В США мо­да­фи­нил про­да­ет­ся сво­бод­но, но в Рос­сии он за­пре­щен.

Его фа­на­ты го­во­рят, что у него нет по­боч­ных эф­фек­тов, а при пе­ре­до­зи­ров­ке непри­ят­ных ощу­ще­ний не боль­ше, чем если пе­ре­пить кофе. Аме­ри­кан­ские сту­ден­ты пи­шут под мо­да­фи­ни­лом эссе, ре­ша­ют слож­ные за­да­чи и быст­ро справ­ля­ют­ся с тем, на что в обыч­ное вре­мя тра­тят дни и неде­ли. Лет­чи­ки, ис­поль­зо­вав­шие пре­па­рат, смог­ли ра­бо­тать без сна и от­ды­ха в те­че­ние 40 ча­сов. Впро­чем, не все от­ме­ча­ют по­ло­жи­тель­ный эф­фект — неко­то­рым ста­но­вит­ся жить слож­нее, так как уси­ли­ва­ет­ся бес­сон­ни­ца, пор­тит­ся кожа, лицо и тело по­сто­ян­но опу­ха­ет.

Но мно­гие экс­пер­ты и вра­чи счи­та­ют, что по­пу­ляр­ность та­ких пре­па­ра­тов пред­став­ля­ет се­рьез­ную угро­зу для си­сте­мы об­ра­зо­ва­ния. Да­ле­ко не все сту­ден­ты за­ду­мы­ва­ют­ся о том, что стре­мясь по­вы­сить эф­фек­тив­ность, в по­гоне за оцен­ка­ми, они се­рьез­но риску­ют здо­ро­вьем — по­пасть в за­ви­си­мость от та­ких пре­па­ра­тов, дол­го­сроч­ные по­боч­ные эф­фек­ты ко­то­рых еще не ис­сле­до­ва­ны до­ста­точ­но хо­ро­шо, ведь эти пре­па­ра­ты по­яви­лись не так дав­но.