1. Жизнь

«Дивный новый мир неопределенности»: что делать, когда ничего нельзя предсказать

Марина Пустильник о способах совладать с неизвестным и самим собой

© Коллаж: Миша Надь. Фото: Марина Пустильник, Unsplash

Ме­тод трех ша­гов, прак­ти­ка жиз­ни в неопред­лен­но­сти и в на­сто­я­щем мо­мен­те — Ма­ри­на Пу­стиль­ник ищет и раз­би­ра­ет спо­со­бы су­ще­ство­ва­ния в на­шей но­вой «нор­маль­но­сти», в со­сто­я­нии прак­ти­че­ски ну­ле­вой из­вест­но­сти, о том, что ждет нас впе­ре­ди.







Ино­гда, огля­ды­ва­ясь на­зад в ме­сяц март, я ду­маю о том, на­сколь­ко на­ив­на я была, со­би­ра­ясь на три неде­ли из Тель-Ави­ва в Моск­ву. Хотя в Из­ра­и­ле уже были за­кры­ты шко­лы, в стра­ну не пус­ка­ли ту­ри­стов, аэро­порт «Бен-Гу­ри­он» пу­сто­вал, и мо­е­му сыну не ре­ко­мен­до­ва­ли по­ки­дать стра­ну, пре­ду­пре­ждая, что в про­тив­ном слу­чае ему при­дет­ся прой­ти двух­не­дель­ную са­мо­изо­ля­цию по воз­вра­ще­нию, мне и в го­ло­ву не мог­ло прий­ти, что в се­ре­дине ап­ре­ля что-то по­ме­ша­ет нам вер­нуть­ся. В тот день, ко­гда мы уле­те­ли из Из­ра­и­ля, в стране объ­яви­ли пол­ный лок­даун. Че­рез пол­то­ры неде­ли по­сле при­ле­та в Моск­ву, лок­даун объ­яви­ли и в Рос­сии. Из­ра­иль со­би­ра­ет­ся от­крыть­ся 31 мая. Ко­гда от­кро­ет­ся на вы­лет Рос­сия, пока не зна­ет ни­кто.

Аэропорт «Шереметьево»
Александр авилов / агентство «Москва»

Ко­неч­но, опи­сы­ва­е­мая мной си­ту­а­ция луч­ше все­го под­хо­дит под опре­де­ле­ние «про­бле­мы Пер­во­го мира», по­то­му что по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство лю­дей так или ина­че по­стра­да­ло от по­след­ствий пан­де­мии ко­ро­на­ви­ру­са и свя­зан­но­го с ней ми­ро­во­го ка­ран­ти­на го­раз­до боль­ше, чем я и моя се­мья. Но даже она от­лич­но под­хо­дит для того, что­бы по­го­во­рить о глав­ной про­бле­ме, с ко­то­рой столк­ну­лись мы все — чув­ством все­по­гло­ща­ю­щей неопре­де­лен­но­сти.

Все мы, так или ина­че, име­ем с ней дело вот уже несколь­ко ме­ся­цев. Ко­гда в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве впер­вые по­яви­лись но­во­сти о но­вой эпи­де­мии в Ки­тае, у нас была пол­ная неопре­де­лен­ность с тем, что это зна­чит (и зна­чит ли что-то во­об­ще?) для нас лич­но. В ре­зуль­та­те люди по­ку­па­ли би­ле­ты, пла­ни­ро­ва­ли жизнь и со­вер­ша­ли по­езд­ки так, как буд­то про­ис­хо­дя­щее не име­ет к ним ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Для кого-то это обер­ну­лось до­ста­точ­но без­обид­ным огор­че­ни­ем от необ­хо­ди­мо­сти сдать куп­лен­ные за­го­дя би­ле­ты на ба­лет в Бар­се­лоне, май­ские в Нью-Йор­ке или кон­церт Ку­рент­зи­са в Ба­ден-Ба­дене. Кто-то в ре­зуль­та­те за­стрял в Ин­дии или Лон­доне. Кто-то не успел вы­вез­ти в Из­ра­иль пре­ста­ре­лых род­ствен­ни­ков.

С тех пор чув­ство неопре­де­лен­но­сти толь­ко на­рас­та­ет. Вот лишь при­мер­ный спи­сок во­про­сов, на ко­то­рые ни у кого из нас нет от­ве­тов:

  • За­бо­лею ли я ко­ро­на­ви­ру­сом?
  • Если за­бо­лею, то как я пе­ре­не­су бо­лезнь?
  • Бу­дет ли у меня ра­бо­та, ко­гда ка­ран­тин сни­мут? А че­рез три ме­ся­ца?
  • Смо­гу ли я най­ти но­вую ра­бо­ту, но­вых кли­ен­тов, но­вые за­ка­зы?
  • Смо­жем ли мы хо­дить по ули­цам го­ро­да без ма­сок?
  • Бу­дет ли вто­рая (тре­тья, чет­вер­тая) вол­на пан­де­мии? Бу­дет ли но­вый ка­ран­тин?
  • На­сколь­ко силь­ным бу­дет об­вал эко­но­ми­ки (в Рос­сии, в Ев­ро­пе, в мире)?
  • На­сколь­ко быст­рым бу­дет вос­ста­нов­ле­ние?
  • Не ожи­да­ет ли нас дол­го­сроч­ная эко­но­ми­че­ская де­прес­сия?
  • Ко­гда воз­об­но­вят авиа­со­об­ще­ние?
  • Ко­гда от­кро­ют гра­ни­цы?
  • Из­ме­нит­ся ли ви­зо­вый ре­жим?
  • Ко­гда по­явит­ся вак­ци­на от ко­ро­на­ви­ру­са? На­сколь­ко эф­фек­тив­ной она бу­дет?
  • На­сколь­ко силь­но из­ме­нит­ся мир в це­лом — от от­но­ше­ний меж­ду людь­ми до от­но­ше­ний меж­ду стра­на­ми?

На боль­шин­ство из этих во­про­сов точ­ных от­ве­тов нет ни у кого. Да, кто-то обе­ща­ет вак­ци­ну уже к кон­цу это­го года, но есть до­ста­точ­но лю­дей, го­раз­до бо­лее пес­си­ми­стич­но (или ре­а­ли­стич­но) пред­ска­зы­ва­ю­щих ве­ро­ят­ность ее по­яв­ле­ния не рань­ше, чем че­рез год в луч­шем слу­чае. И это мы еще не го­во­рим о ее эф­фек­тив­но­сти — удаст­ся ли во­об­ще соз­дать эф­фек­тив­ную вак­ци­ну или же ви­рус бу­дет му­ти­ро­вать, де­лая при­вив­ки бес­по­лез­ны­ми?

Да, ев­ро­пей­ские стра­ны, боль­шин­ство из ко­то­рых до­ста­точ­но силь­но за­ви­сят от ту­риз­ма, одна за дру­гой объ­яв­ля­ют о пла­нах от­крыть свои гра­ни­цы, но как дол­го про­длит­ся это от­кры­тие, если за ним по­сле­ду­ет еще одна вол­на за­бо­ле­ва­е­мо­сти? У кого по­сле несколь­ких ме­ся­цев ка­ран­ти­на и без­ра­бо­ти­цы бу­дут день­ги, что­бы от­пра­вить­ся в пу­те­ше­ствие и под­дер­жать эко­но­ми­ку дру­гих стран?

Миша надь / цех

Бу­дет ли ви­зо­вый ре­жим за­ви­сеть от те­сти­ро­ва­ния на ан­ти­те­ла к ко­ро­на­ви­ру­су? По­явят­ся ли у нас всех «пас­пор­та здо­ро­вья»? А вы зна­е­те, что те­сты на ан­ти­те­ла мо­гут да­вать лож­но­по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты? Не хо­те­лось бы до­бав­лять неопре­де­лен­но­сти в ваши жиз­ни, но про­сто имей­те в виду, что пла­ни­ро­вать свою жизнь, ис­хо­дя из ре­зуль­та­тов те­стов на ан­ти­те­ла к ви­ру­су, не сто­ит.

Что ка­са­ет­ся по­след­ствий пан­де­мии для ми­ро­вой эко­но­ми­ки, то МВФ, на­при­мер, уже пе­ре­смот­рел свой про­гноз о том, что гря­ду­щий спад ста­нет са­мым силь­ным со вре­мен Ве­ли­кой де­прес­сии 1930-х го­дов — в сто­ро­ну даль­ней­ше­го по­ни­же­ния. То есть эко­но­ми­сты ожи­да­ют, что все бу­дет еще хуже.

Трущобы времён Великой Депрессии в Вашингтоне
Everett historical / shutterstock

Я бы мог­ла про­дол­жать, но я не буду, по­то­му что, на са­мом деле, я не пре­сле­дую цели на­пу­гать вас еще боль­ше. Я лишь хо­те­ла ска­зать, что неопре­де­лен­ность очень ве­ли­ка — и вме­сте с ней ве­лик со­блазн по­пы­тать­ся кон­вер­ти­ро­вать это ощу­ще­ние неопре­де­лен­но­сти в оцен­ку рис­ков. Неопре­де­лен­ность страш­на, риск же в на­ших гла­зах — нечто, под­да­ю­ще­е­ся кон­тро­лю и управ­ле­нию. В по­пыт­ке кон­вер­ти­ро­вать неопре­де­лен­ность в риск мы смот­рим но­во­сти, чи­та­ем «экс­перт­ные» те­ле­грам-ка­на­лы, ищем в ин­тер­не­те все­воз­мож­ные пред­ска­за­ния — нам ка­жет­ся, что при на­ли­чии до­ста­точ­ной ин­фор­ма­ции мы смо­жем точ­но оце­нить сте­пень рис­ка.


На са­мом деле, эти уси­лия тщет­ны. Во-пер­вых, су­ще­ству­ют ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ют, что наша спо­соб­ность к пе­ре­ра­бот­ке ин­фор­ма­ции огра­ни­че­на и что по­треб­ле­ние слиш­ком боль­шо­го ко­ли­че­ства но­вой ин­фор­ма­ции мо­жет при­ве­сти к за­ме­ша­тель­ству и уси­ле­нию неопре­де­лен­но­сти. Во-вто­рых, вся име­ю­ща­я­ся у нас ин­фор­ма­ция, осо­бен­но в том, что ка­са­ет­ся са­мо­го но­во­го ко­ро­на­ви­ру­са, слиш­ком раз­роз­не­на и несо­вер­шен­на. Каж­дый день мы узна­ем что-то но­вое об этом за­бо­ле­ва­нии. В по­пыт­ках оце­нить риск мы лишь усу­губ­ля­ем свое чув­ство неопре­де­лен­но­сти, что ве­дет лишь к од­но­му — уси­ле­нию тре­вож­но­сти.

Чув­ство неопре­де­лен­но­сти мож­но и нуж­но дер­жать под кон­тро­лем

Для это­го су­ще­ству­ет несколь­ко прак­тик. Их нель­зя на­звать очень про­сты­ми, все они тре­бу­ют от нас раз­но­го уров­ня осо­знан­но­сти, но аль­тер­на­ти­ва им — даль­ней­шее ска­ты­ва­ние в тре­во­гу и стресс, по­это­му, мне ка­жет­ся, что сле­ду­ет, как ми­ни­мум, по­про­бо­вать.

Ме­тод трех ша­гов

Пер­вый шаг со­сто­ит в том, что­бы при­знать на­ли­чие неопре­де­лен­но­сти. Да, мы не зна­ем, что еще про­изой­дет в рам­ках пан­де­мии и чем за­кон­чит­ся этот кри­зис. Вто­рой шаг — в том, что­бы про­ве­сти раз­ли­чие меж­ду тем, что мы мо­жем узнать, а что нет, и сде­лать из это­го вы­вод о том, что по­гло­ще­ние всей до­ступ­ной ин­фор­ма­ции не ре­шит про­бле­му де­фи­ци­та зна­ний. Тре­тий шаг за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы по­ста­но­вить, что хотя мы не зна­ем, что про­изой­дет на сле­ду­ю­щей неде­ле или че­рез ме­сяц, мы зна­ем, что сей­час мы здо­ро­вы и в без­опас­но­сти, и что мы от­ка­зы­ва­ем­ся рас­тра­чи­вать свое те­ку­щее здо­ро­вье и бла­го­по­лу­чие на бес­по­лез­ное бес­по­кой­ство и тре­вож­ность.

По­ни­маю, что все это лег­че ска­зать, чем сде­лать. В та­ком слу­чае нач­ни­те с ма­ло­го: по­ста­но­ви­те, что с се­го­дняш­не­го дня огра­ни­чи­те свое по­треб­ле­ние ин­фор­ма­ции о но­вом ко­ро­на­ви­ру­се и всех свя­зан­ных с ним про­гно­зов по­лу­ча­сом в день. И не за­бы­вай­те на­по­ми­нать себе каж­дый день, что вы живы и здо­ро­вы, и что это са­мое глав­ное се­го­дня.

Софья сандурская / агентство «Москва»

Прак­ти­ка кон­тро­ля

Хотя в дан­ный мо­мент мно­гое в на­шей жиз­ни ле­жит за пре­де­ла­ми на­ше­го кон­тро­ля — вклю­чая по­иск ле­кар­ства или вак­ци­ны от но­во­го ко­ро­на­ви­ру­са, дей­ствия пра­ви­тель­ства и вос­ста­нов­ле­ние эко­но­ми­ки — все­гда оста­ет­ся что-то, что нам под­власт­но. Дан­ная прак­ти­ка со­сто­ит в том, что­бы дей­ство­вать там, где мы мо­жем это де­лать. По­те­ря ра­бо­ты из-за эко­но­ми­че­ско­го кол­лап­са или ка­ран­ти­на мо­жет про­изой­ти безо вся­ко­го уча­стия с на­шей сто­ро­ны, но в на­ших си­лах про­из­ве­сти дей­ствия по по­во­ду по­ис­ка но­вой, вклю­чая под­го­тов­ку ре­зю­ме, воз­об­нов­ле­ние ста­рых свя­зей, по­лу­че­ние но­вых на­вы­ков.

Если вас бес­по­ко­ит воз­мож­ность за­ра­же­ния COVID-19, в ва­ших си­лах кон­тро­ли­ро­вать со­блю­де­ние мер предо­сто­рож­но­сти — мы­тье рук, ис­поль­зо­ва­ние са­ни­тай­зе­ра, но­ше­ние мас­ки, со­ци­аль­ная ди­стан­ция. Ко­неч­но, бы­ва­ют си­ту­а­ции, ко­гда един­ствен­ное, что нам под­власт­но — это наша эмо­ци­о­наль­ная ре­ак­ция на про­ис­хо­дя­щее, но не за­бы­вай­те, что и в этом слу­чае глав­ное — это дей­ствие. В со­сто­я­нии неопре­де­лен­но­сти са­мое вред­ное, что мож­но сде­лать — это по­пы­тать­ся по­да­вить свои нега­тив­ные эмо­ции или де­лать вид, что все хо­ро­шо, ко­гда это не так. Поз­воль­те себе ис­пы­ты­вать все эмо­ции и вы по­чув­ству­е­те, как вам ста­нет лег­че.

Прак­ти­ка жиз­ни с неопре­де­лен­но­стью

Неопре­де­лен­ность в на­шей жиз­ни по­яви­лась не сей­час. Учи­тесь при­ни­мать это со­сто­я­ние и пред­при­ни­май­те шаги, что­бы умень­шить его вли­я­ние на свою жизнь и на­стро­е­ние. У боль­шин­ства из нас есть опре­де­лен­ные три­ге­ры, ко­то­рые усу­губ­ля­ют это со­сто­я­ние. Опре­де­ли­те, ка­ко­вы ваши. Это мо­жет быть чрез­мер­ное за­ви­са­ние в соц­се­тях или об­ще­ние с из­лишне тре­вож­ным дру­гом — осо­знав их, вы мо­же­те пред­при­нять шаги, что­бы умень­шить их воз­дей­ствие. В мо­мен­ты осо­бо­го бес­по­кой­ства учи­тесь пе­ре­но­сить свое вни­ма­ние на вещи, ко­то­рые вы мо­же­те кон­тро­ли­ро­вать, на те про­бле­мы, ко­то­рые вы мо­же­те ре­шить, и на свое соб­ствен­ное ды­ха­ние — это все­гда по­мо­га­ет.

Прак­ти­ка жиз­ни в на­сто­я­щем мо­мен­те

Ощу­ще­ние неопре­де­лен­но­сти на­кры­ва­ет нас, ко­гда мы за­ду­мы­ва­ем­ся о бу­ду­щем. Один из луч­ших спо­со­бов борь­бы с этим со­сто­я­ни­ем — это жизнь се­го­дняш­ним днем. Вме­сто того, что­бы пы­тать­ся пред­ска­зать, что про­изой­дет в бу­ду­щем, пе­ре­клю­чай­те свое вни­ма­ние на на­сто­я­щее и на то, что про­ис­хо­дит сей­час. Этот ме­тод пе­ре­кли­ка­ет­ся с ме­то­дом трех ша­гов — помни­те, тре­тий шаг там тоже со­сто­ит в том, что­бы пом­нить о том, что се­го­дня мы живы, здо­ро­вы, сыты и име­ем кры­шу над го­ло­вой, и не поз­во­лять мыс­лям о неиз­вест­ном нам зав­тра и по­сле­зав­тра пор­тить жизнь, ко­то­рая есть у нас здесь и сей­час. Ко­неч­но, для того, что­бы все вре­мя удер­жи­вать себя в на­сто­я­щем, не уте­кая мыс­ля­ми в со­жа­ле­ния о про­шлом или страх бу­ду­ще­го, нуж­на на­сто­я­щая осо­знан­ность — но это во­об­ще очень цен­ное уме­ние, ко­то­рое при­го­дит­ся вам не толь­ко во вре­мя пан­де­мии, но и все­гда.