1. Знание

«Страдание перестает быть страданием, когда становится ясен его смысл»: чему нас учат травмы

Доктор психологических наук объясняет концепцию посттравматического роста

© Unsplash

Пси­хо­ло­ги­че­ские трав­мы ме­ня­ют че­ло­ве­ка на­все­гда. Они де­ла­ют оче­вид­ны­ми наши сла­бо­сти, те­сти­ру­ют нас на проч­ность и учат быть вы­нос­ли­вее. Уме­ние со­би­рать свою улуч­шен­ную вер­сию из фраг­мен­тов преж­ней лич­но­сти по­доб­но ве­ли­ко­леп­ной транс­фор­ма­ции, ко­то­рую де­мон­стри­ру­ют ма­сте­ра тех­ни­ки кин­цу­ги, счи­та­ет док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук Скотт Бар­ри Ка­уф­ман. Оскол­ки раз­би­то­го со­су­да со­еди­ня­ют­ся за­но­во, а зо­ло­ти­стые «раны» слу­жат не толь­ко на­по­ми­на­ни­ем о его хруп­ко­сти, но и де­ла­ют его бо­лее цен­ным. Тому, как слож­но­сти фор­ми­ру­ют наш ха­рак­тер и де­ла­ют нас луч­ше, по­свя­ще­на одна из глав но­вой кни­ги Ка­уф­ма­на Tran­scend.







От вы­нос­ли­во­сти к ро­сту

В сво­ей зна­ме­на­тель­ной ста­тье 2004 года кли­ни­че­ский пси­хо­лог Джордж Бо­нан­но вы­сту­пал за то, что­бы рас­ши­рить кон­цеп­цию ре­ак­ции на стресс. Он опре­де­лял вы­нос­ли­вость как спо­соб­ность лю­дей, пе­ре­жив­ших трав­ма­ти­че­ский опыт, со­хра­нять от­но­си­тель­но ста­биль­ны­ми пси­хо­ло­ги­че­ское и фи­зи­че­ское со­сто­я­ния. Бо­нан­но изу­чил мно­же­ство ис­сле­до­ва­ний на эту тему и при­шел к вы­во­ду, что вы­нос­ли­вость — яв­ле­ние до­воль­но рас­про­стра­нен­ное, оно не си­но­ни­мич­но от­сут­ствию пси­хо­па­то­ло­гий и его мож­но до­стичь несколь­ки­ми раз­ны­ми пу­тя­ми.

Боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей, ко­то­рые про­шли че­рез трав­ма­тич­ное со­бы­тие, на­при­мер, узна­ли о сво­ей неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни, по­те­ря­ли кого-то из близ­ких или столк­ну­лись с сек­су­аль­ным на­си­ли­ем, не толь­ко про­де­мон­стри­ро­ва­ли уди­ви­тель­ную вы­нос­ли­вость, но и смог­ли на­ла­дить ка­че­ство сво­ей жиз­ни по­сле это­го опы­та. Ричард Те­де­ши и Ло­уренс Кал­хо­ун на­зва­ли та­кой фе­но­мен по­страв­ма­ти­че­ским ро­стом.

Как по­ка­зы­ва­ют ис­сле­до­ва­ния, по­чти 70% взрос­лых хотя бы раз в жиз­ни стал­ки­ва­лись с трав­ма­тич­ны­ми со­бы­ти­я­ми, но симп­то­мы ПТСР раз­ви­ва­ют­ся толь­ко у 20%.

По­ло­жи­тель­ные пси­хо­ло­ги­че­ские пе­ре­ме­ны, раз­вив­ши­е­ся в ре­зуль­та­те столк­но­ве­ния со слож­ны­ми жиз­нен­ны­ми об­сто­я­тель­ства­ми, про­яв­ля­ют­ся сле­ду­ю­щим об­ра­зом:

  • бо­лее вы­со­кая удо­вле­тво­рен­ность жиз­нью;
  • осо­зна­ние цен­но­сти близ­ких от­но­ше­ний;
  • бо­лее ак­тив­ное про­яв­ле­ние аль­тру­из­ма и со­чув­ствия;
  • об­ре­те­ние но­вых воз­мож­но­стей или це­лей в жиз­ни;
  • луч­шее по­ни­ма­ние сво­их лич­ност­ных до­сти­же­ний;
  • ду­хов­ное раз­ви­тие;
  • твор­че­ский рост.

Без­услов­но, боль­шин­ство лю­дей пред­по­чло бы ни­ко­гда не про­хо­дить че­рез трав­ма­ти­че­ский опыт. Ис­пы­тав­шие по­страв­ма­ти­че­ский рост обыч­но удив­ля­ют­ся та­ко­му эф­фек­ту. Он воз­ни­ка­ет ско­рее как ре­зуль­тат по­пыт­ки осмыс­лить пе­чаль­ное со­бы­тие.

Трав­ма ло­ма­ет при­выч­ную кар­ти­ну мира и вы­нуж­да­ет че­ло­ве­ка пол­но­стью пе­ре­смот­реть свои цен­но­сти и меч­ты. Те­де­ши и Хал­ко­ун опи­сы­ва­ют та­кой опыт че­рез ме­та­фо­ру зем­ле­тря­се­ния: мы при­вык­ли по­ла­гать­ся на опре­де­лен­ный на­бор зна­ний и убеж­де­ний о мире, од­на­ко ка­та­стро­фич­ный опыт раз­ру­ша­ет все во­круг, остав­ляя несчаст­но­го на ру­и­нах преж­не­го ми­ро­ощу­ще­ния.

Как спра­вить­ся с трав­мой? Как от­ме­ча­ет ав­стрий­ский пси­хи­атр Вик­тор Фран­кл, «Ко­гда мы не мо­жем из­ме­нить си­ту­а­цию, мы вы­нуж­де­ны ме­нять са­мих себя». В по­след­нее вре­мя пси­хо­ло­ги ста­ли луч­ше по­ни­мать про­цес­сы, сто­я­щие за «сей­сми­че­ски­ми» пе­ре­строй­ка­ми че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки. По сути, труд­но­сти необ­хо­ди­мы нам для того, что­бы про­изо­шел лич­ност­ный рост. Имен­но в тот мо­мент, ко­гда ба­зо­вые прин­ци­пы жиз­ни че­ло­ве­ка по­став­ле­ны под со­мне­ние, от­кры­ва­ют­ся но­вые воз­мож­но­сти для раз­ви­тия.

По­хо­жую тео­рию раз­ви­вал и поль­ский пси­хи­атр Ка­зи­мир Дом­бров­ский, при­ду­мав­ший кон­цеп­цию по­зи­тив­ной дез­ин­те­гра­ции в 1960-е годы. Он изу­чил ис­то­рии лю­дей с вы­со­ким пси­хо­ло­ги­че­ским раз­ви­ти­ем и сде­лал вы­вод, что ста­биль­ная, сфор­ми­ро­ван­ная лич­ность ча­сто яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том вре­мен­ных пер­со­наль­ных кри­зи­сов, со­мне­ний в себе и эпи­зо­дов де­прес­сии.

В неко­то­ром роде, стра­да­ние пе­ре­ста­ет быть стра­да­ни­ем в тот мо­мент, ко­гда ста­но­вит­ся ясен его смысл
Виктор Франкл, «Человек в поисках смысла»

Клю­че­вой фак­тор, ко­то­рый по­мо­га­ет пре­вра­тить слож­ность в пре­иму­ще­ство — это спо­соб­ность глу­бо­ко про­ана­ли­зи­ро­вать кон­текст про­изо­шед­ше­го. По­зна­ва­тель­ный про­цесс поз­во­ля­ет нам со­хра­нять лю­бо­пыт­ство в за­пу­тан­ных си­ту­а­ци­ях и уве­ли­чи­ва­ет наши шан­сы на об­ре­те­ние но­вых смыс­лов в том, что рань­ше ка­за­лось непо­сти­жи­мым.

Боль­шин­ство ша­гов, ко­то­рые ве­дут нас к пер­со­наль­но­му раз­ви­тию по­сле пе­ре­жи­той трав­мы про­ис­хо­дят во­пре­ки при­род­ным ин­стинк­там и стра­ху дис­ком­форт­но­го опы­та и мыс­лей. Путь к по­страв­ма­тич­но­му ро­сту ле­жит толь­ко че­рез на­ру­ше­ние есте­ствен­ных за­щит­ных ме­ха­низ­мов и по­гру­же­ние в зону рис­ков и опа­се­ний. Если об­ра­тить­ся к ис­то­рии поп-куль­ту­ры, по­чти все ис­то­рии су­пер­ге­ро­ев из ко­мик­сов по­стро­е­ны во­круг пре­одо­ле­ния трав­мы и об­ре­те­ние но­вой жиз­нен­ной цели — взять к при­ме­ру Же­лез­но­го че­ло­ве­ка, Че­ло­ве­ка-па­у­ка или Су­пер­ме­на.

По­сле трав­ма­тич­но­го со­бы­тия нам свой­ствен­но в мыс­лях воз­вра­щать­ся к про­изо­шед­ше­му, за­но­во пе­ре­жи­вать свои ощу­ще­ния и про­кру­чи­вать фра­зы, зву­чав­шие в го­ло­ве в тот мо­мент. Вна­ча­ле вос­по­ми­на­ния но­сят по­вто­ря­ю­щий­ся, ав­то­ма­ти­че­ский ха­рак­тер, но со вре­ме­нем мы ста­но­вим­ся спо­соб­ны кон­тро­ли­ро­вать со­дер­жа­ние сво­их мыс­лей, ор­га­ни­зо­вы­вать и ана­ли­зи­ро­вать мен­таль­ные слеп­ки ка­та­стро­фы. Это про­цесс до­воль­но уто­ми­тель­ный и тя­же­лый в пси­хо­ло­ги­че­ском плане, од­на­ко в фи­на­ле он мо­жет по­мочь нам най­ти ис­точ­ни­ки внут­рен­ней силы и со­чув­ствия, о ко­то­рых мы рань­ше и не до­га­ды­ва­лись.

Пе­чаль, гнев и тре­во­га — ча­стые спут­ни­ки трав­мы. Тем не ме­нее, стра­те­гия их из­бе­га­ния ока­зы­ва­ет­ся в пер­спек­ти­ве ме­нее про­дук­тив­ной и нор­ма­ли­зу­ю­щей. Го­раз­до важ­нее по­пы­тать­ся при­нять пе­ре­жи­ва­е­мые эмо­ции и луч­ше узнать са­мих себя.

Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию Тод­да Ка­ш­да­на и Джен­ни­фер Кейн, те, кто про­шел че­рез силь­ные эмо­ци­о­наль­ные пе­ре­жи­ва­ния, смог­ли впо­след­ствии бо­лее эф­фек­тив­но адап­ти­ро­вать­ся и про­ка­чать свою вы­нос­ли­вость. К со­жа­ле­нию, люди, вы­брав­шие путь бло­ки­ров­ки чувств, не смог­ли прий­ти к по­страв­ма­ти­че­ско­му ро­сту.

Кинцуги / Shutterstock

Трав­ма и твор­че­ство

Связь меж­ду жиз­нен­ны­ми слож­но­стя­ми и твор­че­ским по­тен­ци­а­лом име­ет дол­гую ис­то­рию, и лишь в по­след­нее вре­мя уче­ные по­до­бра­лись к ре­ше­нию за­гад­ки, сто­я­щей за ней. Кли­ни­че­ский пси­хо­лог Мари Фор­ге­ард в рам­ках сво­е­го ис­сле­до­ва­ния по­про­си­ла доб­ро­воль­цев по­де­лить­ся са­мы­ми труд­ны­ми мо­мен­та­ми сво­ей жиз­ни и рас­ска­зать, ка­кие из них ока­за­ли на лю­дей наи­боль­шее вли­я­ние. В спис­ке были при­род­ные ка­та­клиз­мы, бо­лез­ни, про­ис­ше­ствия и на­си­лие. По ре­зуль­та­там сво­е­го экс­пе­ри­мен­та пси­хо­лог вы­яс­ни­ла, что по­страв­ма­ти­че­ский рост стал воз­мо­жен бла­го­да­ря про­цес­су осмыс­ле­ния про­изо­шед­ше­го.

Те­ра­певт Тоби За­ус­нер в сво­ей кни­ге «Ко­гда сте­ны пре­вра­ща­ют­ся в две­ри» про­ана­ли­зи­ро­ва­ла био­гра­фии из­вест­ных жи­во­пис­цев, стра­дав­ших от се­рьез­ных бо­лез­ней. В опи­сан­ных слу­ча­ях трав­ма­тич­ный опыт по­слу­жил триг­ге­ром для рас­кры­тия твор­че­ско­го по­тен­ци­а­ла. Он вы­ну­дил их сме­нить свои при­выч­ки и вы­ра­бо­тать но­вые стра­те­гии для до­сти­же­ния сво­их же­ла­ний.

По­рой ис­кус­ство ста­но­вит­ся са­мым про­стым и есте­ствен­ным спо­со­бом со­хра­нять связь с ре­аль­но­стью и внеш­ним ми­ром. К при­ме­ру, ка­рье­ра из­вест­ной япон­ской ху­дож­ни­цы Яёй Ку­са­мы на­ча­лась с ее по­пыт­ки с по­мо­щью ри­сун­ков и ин­стал­ля­ций спра­вить­ся с об­сес­сив­но-ком­пуль­сив­ным рас­строй­ством и гал­лю­ци­на­ци­я­ми.

У это­го на­блю­де­ния есть и дру­гая сто­ро­на. Даже если у па­ци­ен­та нет твор­че­ских ам­би­ций, арт-те­ра­пия мо­жет по­мочь с фор­му­ли­ро­ва­ни­ем сво­их ощу­ще­ний и вы­стра­и­ва­ни­ем но­вых при­о­ри­те­тов. Экс­прес­сив­ное пись­мо, пред­по­ла­га­ю­щее за­пись наи­бо­лее силь­ных пе­ре­жи­ва­ний, в те­че­ние хотя бы 15 ми­нут в день — эф­фек­тив­ная прак­ти­ка для вы­ра­же­ния как нега­тив­ных, так и по­ло­жи­тель­ных эмо­ций и их при­ня­тия.

В тя­же­лые вре­ме­на мы чув­ству­ем себя сло­ман­ны­ми и сла­бы­ми, од­на­ко по­след­ние от­кры­тия в об­ла­сти по­страв­ма­ти­че­ско­го ро­ста дают нам на­деж­ду на то, что боль­шин­ство лю­дей, спра­вив­ших­ся с труд­но­стя­ми, ста­но­вят­ся бо­лее вы­нос­ли­вы­ми и чут­ки­ми, а их жизнь на­пол­ня­ет­ся но­вы­ми смыс­ла­ми.