1. Практика

«Переживаю, что люди утратят культуру прикосновений». Как диджитал-стратег стала мастером по тайскому массажу

История Елены Гутниковой

© Фото: Личный архив

Обыч­но сло­во «pivot» при­ме­ня­ют по от­но­ше­нию к стар­та­пам — оно озна­ча­ет сме­ну биз­нес-мо­де­ли, про­дук­та или сфе­ры де­я­тель­но­сти. А мы на­зва­ли так но­вую руб­ри­ку с ис­то­ри­я­ми лю­дей, ко­то­рые пол­но­стью из­ме­ни­ли свою ка­рье­ру. Еле­на Гут­ни­ко­ва несколь­ко лет прора­бо­та­ла ди­джи­тал-стра­те­гом. Но же­ла­ние при­но­сить лю­дям поль­зу за­ста­ви­ло ее уйти из офи­са и объ­ез­дить пол­ми­ра в по­ис­ках сво­ей иден­тич­но­сти. Еле­на рас­ска­зала «Цеху» о том, как ста­ла спе­ци­а­ли­стом по тай­ско­му мас­са­жу, пе­ре­еха­ла в Лон­дон и что из­ме­нил в ее жиз­ни ко­ро­на­ви­рус.







Офис­ный драйв

За­вет­ной меч­той мо­е­го дет­ства была жур­на­ли­сти­ка. Но в ито­ге я по­сту­пи­ла на фил­фак ин­сти­ту­та рус­ско­го язы­ка име­ни А. С. Пуш­ки­на. То­гда мне это по­ка­за­лось бо­лее праг­ма­тич­ным. Моя ка­фед­ра спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лась на пре­по­да­ва­нии рус­ско­го как ино­стран­но­го, но я не по­шла по этой сте­зе. Уже во вре­мя уче­бы ста­ла ра­бо­тать кор­рек­то­ром и ре­дак­то­ром в раз­ных но­вост­ных он­лайн-из­да­ни­ях. Че­рез год мне улыб­ну­лась уда­ча: ва­кан­сия в про­дю­сер­ском цен­тре Тины Кан­де­ла­ки «Апо­стол ме­диа». Сна­ча­ла я при­шла туда на про­ект, по­том взя­ли в штат. Это было драй­во­вое ме­сто, где я при­об­ре­ла опыт ра­бо­ты с са­мы­ми со­вре­мен­ны­ми ин­тер­нет-тех­но­ло­ги­я­ми. То­гда еще не было ни­ка­ких он­лайн-кур­сов, все­му учи­лась «в по­лях». По­сле «Апо­стол ме­диа» я несколь­ко лет ра­бо­та­ла в раз­ных ди­джи­тал-агент­ствах и на­хо­ди­лась в пер­ма­нент­ных стра­да­ни­ях — чув­ство­ва­ла, что это на са­мом деле не по­лез­но ни для меня, ни для окру­жа­ю­щих.

Од­на­жды я про­чи­та­ла кни­гу про Ин­дию, и так она мне по­нра­ви­лась, что я ку­пи­ла би­лет в один ко­нец. Вдво­ем с при­я­те­лем мы ис­ко­ле­си­ли по­ло­ви­ну Ин­дии за две неде­ли; мне было так хо­ро­шо, что я ре­ши­ла не воз­вра­щать­ся — бла­го, была виза на 6 ме­ся­цев. Я оста­лась, бра­ла за­ка­зы на фри­лан­се, че­рез зна­ко­мых, но боль­ше от­ды­ха­ла, чем ра­бо­та­ла. Че­рез пол­го­да ре­ши­ла вер­нуть­ся в Моск­ву и по­стро­ить та­кой мир, ка­кой я хочу. В этом со­сто­я­нии я вы­шла в ту­ри­сти­че­скую ком­па­нию TUI по­зи­цию ме­не­дже­ра по со­ци­аль­ным ме­диа и спец­про­ек­там. Это была ра­бо­та меч­ты! Пер­вые несколь­ко ме­ся­цев все было про­сто иде­аль­но. Меня очень вдох­нов­ля­ло об­ще­ние с ино­стран­ны­ми кол­ле­га­ми и безум­но ра­до­ва­ли ко­ман­ди­ров­ки. Все это под­дер­жи­ва­ло тот воль­ный дух, ко­то­рый вдруг «рас­па­ко­вал­ся» во мне по­сле ин­дий­ско­го пу­те­ше­ствия. Но рано или позд­но все хо­ро­шее за­кан­чи­ва­ет­ся, и я сно­ва ста­ла ощу­щать дис­коф­морт — то ли от офис­ной ра­бо­ты, то ли от того, что сама пе­ре­ста­ла рас­ти.

Про­зре­ние и обу­че­ние тай­ско­му мас­са­жу

Я по­еха­ла в оче­ред­ной от­пуск в свою лю­би­мую Ин­дию. Ме­сяц про­ве­ла там, но ни­че­го но­во­го в го­ло­ву так и не при­шло. На об­рат­ном пути я ока­за­лась в Банг­ко­ке и ре­ши­ла про­ве­сти по­след­ний день на шо­пин­ге. Воз­вра­ща­лась до­мой за пол­ночь, устав­шая и во­об­ще ни­че­го не ожи­дав­шая на тот мо­мент, про­сто пле­лась по ту­ри­сти­че­ской ули­це. И вдруг, бук­валь­но за шаг до оте­ля, меня оклик­нул немо­ло­дой муж­чи­на ев­ро­пей­ской внеш­но­сти. Я хо­те­ла от­мах­нуть­ся, но что-то меня оста­но­ви­ло. У нас за­вя­зал­ся раз­го­вор; ока­за­лось, что он из Ка­на­ды, за­ни­ма­ет­ся тай­ским мас­са­жем. Пол­го­да жи­вет с се­мьей в Ка­на­де, пол­го­да ез­дит по тай­ским ре­ги­о­нам, ас­си­сти­руя в шко­лах мас­са­жа. Меня это очень уди­ви­ло: я была уве­ре­на, что тай­ским мас­са­жем мо­гут за­ни­мать­ся толь­ко тай­цы. Он пред­ло­жил мне сде­лать тра­ди­ци­он­ный мас­саж стоп па­лоч­кой, бес­плат­но. Я была очень за­ин­три­го­ва­на, со­гла­си­лась — и про­сто уле­те­ла в кос­мос! Я, ко­неч­но, зна­ла, что та­кое мас­саж, в том чис­ле тай­ский — но ни­че­го по­доб­но­го в моей жиз­ни еще не было. Мы не об­ме­ня­лись кон­так­та­ми с тем че­ло­ве­ком, о чем очень жа­лею — мне столь­ко раз по­том хо­те­лось ска­зать ему спа­си­бо за то, что он из­ме­нил мою судь­бу.

То­гда у меня слу­чи­лось про­зре­ние — я по­ня­ла, что хочу свое дело, от ко­то­ро­го бы лю­дям было бы так же хо­ро­шо. Я то­гда не зна­ла, есть ли тай­ский мас­саж в Рос­сии, и пер­вое, что сде­ла­ла по­сле при­ле­та в Моск­ву — от­кры­ла но­ут­бук и ста­ла гуг­лить эту ин­фор­ма­цию. За­тем я об­ра­ти­лась к сво­е­му учи­те­лю йоги, он ре­ко­мен­до­вал шко­лу, ко­то­рая учи­ла по ори­ги­наль­ным та­и­ланд­ским ис­точ­ни­кам. Там я про­шла сна­ча­ла ба­зо­вый курс по мас­са­жу все­го тела, за­тем, от­дель­но — по мас­са­жу стоп (тот са­мый, с ис­поль­зо­ва­ни­ем па­ло­чек). На­ча­ла прак­ти­ко­вать на дру­зьях. Сна­ча­ла было страш­но при­ка­сать­ся к лю­дям, брать от­вет­ствен­ность за немед­лен­ный ре­зуль­тат. Каж­дый раз я по­лу­ча­ла мгно­вен­ный фид­бек, и сло­ва лю­дей меня про­сто по­тря­са­ли.

В то же вре­мя я про­дол­жа­ла ра­бо­тать в TUI, по­чти без вы­ход­ных, про­сто за­ши­ва­лась в офи­се. В ка­кой-то мо­мент я по­ня­ла, что пора ухо­дить. Но как толь­ко я под­пи­са­ла за­яв­ле­ние на уволь­не­ние, по­дру­га при­гла­си­ла меня при­е­хать к ней на Бали.

Пу­те­ше­ствия про­дол­жа­ют­ся

Я от­пу­сти­ла TUI с лег­кой ду­шой и ку­пи­ла би­лет на Бали в один ко­нец. По до­ро­ге ре­ши­ла за­ехать в Та­и­ланд, опла­ти­ла обу­че­ние в тай­ской шко­ле, об­но­ви­ла ба­зо­вые зна­ния. Две неде­ли я про­хо­ди­ла кур­сы в Чи­анг­мае, за­тем обу­ча­лась ин­ди­ви­ду­аль­но. Учи­лась ра­бо­тать с людь­ми, оста­ва­ясь в соб­ствен­ном ре­сур­се, за счет ис­поль­зо­ва­ния веса сво­е­го тела, а не уси­лий. Тай­ский мас­саж — уди­ви­тель­но муд­рый. Во вре­мя сес­сии необ­хо­ди­мо оста­вать­ся рас­слаб­лен­ной и че­рез свое со­сто­я­ние пе­ре­да­вать это рас­слаб­ле­ние че­ло­ве­ку. За счет это­го и до­сти­га­ет­ся тот глу­бо­кий эф­фект, ко­то­рым сла­вит­ся тай­ский мас­саж. Это са­мая мед­лен­ная и «ле­ни­вая» тех­ни­ка в мире. Ча­сто его на­зы­ва­ют «пас­сив­ной йо­гой», в ко­то­рой оба — и ма­стер, и кли­ент — улуч­ша­ют своё здо­ро­вье. Для меня было на­сто­я­щим от­кры­ти­ем, что ра­бо­та мо­жет быть не из­ну­ря­ю­щей, а оздо­рав­ли­ва­ю­щий, что мож­но, от­да­вая — по­лу­чать.

Моя уче­ба за­ня­ла при­мер­но ме­сяц, а за­тем я по­ле­те­ла на Бали. Ста­ла ис­кать кли­ен­тов, но еще как ми­ни­мум год со­труд­ни­ча­ла с мос­ков­ски­ми агент­ства­ми в ка­че­стве ди­джи­тал-стра­те­га.

Ко­неч­но, мои близ­кие не очень хо­ро­шо от­нес­лись к мо­е­му но­во­му об­ра­зу жиз­ни. Но все по­не­мно­гу ме­ня­ет­ся. Мы сей­час вме­сте про­хо­дим этот путь, что­бы они смог­ли уви­деть, как я ме­ня­юсь, а я мог­ла по­нять их стра­хи, за ко­то­ры­ми скры­ва­ет­ся ис­тин­ная за­бо­та и лю­бовь.

Как толь­ко я обос­но­ва­лась на Бали, мне вдруг при­ва­ли­ло боль­шое сча­стье — я ста­ла граж­дан­кой Ев­ро­со­ю­за, а кон­крет­но — Бол­га­рии. Моя мама бол­гар­ка по на­ци­о­наль­но­сти, мы с сест­рой ро­ди­лись в Мол­до­ве, где все­гда жили эт­ни­че­ские бол­га­ры. В 2010-х го­дах там была ре­а­ли­зо­ва­на пра­ви­тель­ствен­ная про­грам­ма, поз­во­ля­ю­щая всем эт­ни­че­ским бол­га­рам по­лу­чить граж­дан­ство. По­это­му мне, маме и сест­ре вы­да­ли пас­пор­та ЕС.

Для «про­кат­ки» пас­пор­та мне нуж­но было куда-то вы­ехать, и я в ито­ге вы­бра­ла Лон­дон. Это все­гда был го­род моей меч­ты, ко­то­рый ка­зал­ся недо­ся­га­е­мым. Но мне все-таки уда­лось по­ехать туда, для на­ча­ла — на че­ты­ре дня. Это было фан­та­сти­че­ское вре­мя, пе­ри­од Рож­де­ства. Я до бес­па­мят­ства влю­би­лась в рож­де­ствен­ский Лон­дон и ре­ши­ла, что вер­нусь сюда с ка­кой-то сто­я­щей це­лью.

личный архив

Эм­бо­ди­мент как стиль жиз­ни

В 2018 году я ста­ла за­ни­мать­ся мас­са­жем не толь­ко как спе­ци­а­лист, но и как тре­нер. На­ча­ла пре­по­да­вать, про­во­дить кур­сы под соб­ствен­ным брен­дом. Как-то раз мне пред­ло­жи­ли ор­га­ни­зо­вать се­ми­нар од­но­го бри­тан­ско­го пре­по­да­ва­те­ля. Так я по­зна­ко­ми­лась с Мар­ком Уо­л­шем, ос­но­ва­те­лем эм­бо­ди­мент-йоги. По­сле се­ми­на­ра я была под та­ким впе­чат­ле­ни­ем, что по­до­шла к нему и спро­си­ла, что же мне те­перь де­лать со всем этим зна­ни­ем. Он ска­зал: «При­ез­жай осе­нью в Брай­тон, на мой тре­нинг». Прак­ти­ка, ко­то­рую я изу­ча­ла у Мар­ка, по­мог­ла мне по­нять, как пе­рей­ти на сле­ду­ю­щий уро­вень ма­стер­ства. Это был со­вер­шен­но но­вый вид ре­ше­ния про­блем, ко­гда всё про­ис­хо­дит не в ка­ком-то эфе­мер­ном про­стран­стве, где ни­че­го нель­зя кон­тро­ли­ро­вать, а в моём соб­ствен­ном теле.

Я про­жи­ла в Лон­доне три ме­ся­ца — это был про­сто кры­шеснос­ный пе­ри­од. Мне ка­за­лось, что я уже все по­ви­да­ла, но эм­бо­ди­мент сло­мал эту уве­рен­ность. У меня все на­ча­ло ме­нять­ся — от­но­ше­ния, ра­бо­та, взгля­ды на мир. Боль­шую роль, ко­неч­но, сыг­ра­ла фи­гу­ра пре­по­да­ва­те­ля — он по­мог мне со­вер­шить боль­шой лич­ност­ный про­рыв. Я по­ве­ри­ла, что смо­гу пе­ре­ехать в Лон­дон про­сто по­то­му, что хочу, без кон­крет­но­го по­ни­ма­ния, как и что бу­дет устро­е­но. И вот, с этим незна­ни­ем в июле 2019 года я пе­ре­еха­ла сюда. Из со­сто­я­ния «зеро» строю свою ма­лень­кую им­пе­рию, про­дол­жаю учить­ся но­во­му в ком­мью­ни­ти эм­бо­ди­мен­та.

Сей­час я фри­лан­сер. Я все­гда хо­те­ла, что­бы у меня было ме­сто, куда бы при­ез­жа­ли люди, а не на­обо­рот, и в Лон­доне у меня это на­ко­нец-то по­лу­чи­лось. Пря­мо пе­ред на­ча­лом ка­ран­ти­на я сня­ла себе ка­би­нет в цен­тре Сити, но сей­час его за­кры­ли на несколь­ко ме­ся­цев. Неиз­вест­но, сколь­ко нам еще не раз­ре­шат прак­ти­ко­вать.

Зато я ста­ла раз­ви­вать лич­ный про­ект обу­че­ния мас­са­жу он­лайн. Воз­мож­но, он­лайн оста­нет­ся един­ствен­ным до­ступ­ным для меня ва­ри­ан­том ра­бо­ты.

Я не сни­маю квар­ти­ру, по-раз­но­му на­хо­жу ме­ста для жиз­ни. За по­след­ние де­сять ме­ся­цев их было че­ты­ре. Каж­дый раз это но­вая ис­то­рия — то че­рез соц­се­ти, то в об­мен на свои услу­ги (я вам — мас­саж, вы мне — жи­лье). В Лон­доне очень рас­про­стра­нен cat sit­ting: од­на­жды я при­смат­ри­ва­ла за ко­том, пока его хо­зя­ин пу­те­ше­ство­вал, жила в их доме. А сей­час в моем рас­по­ря­же­нии це­лая квар­ти­ра; так вы­шло, что одна зна­ко­мая за­стря­ла из-за ка­ран­ти­на в дру­гой стране и по­про­си­ла меня по­жить у неё. Я живу в квар­ти­ре с тер­ра­сой в класс­ном рай­оне Лон­до­на, и в це­лом ка­ран­тин мне нра­вит­ся! Но, ко­неч­но, моя пря­мая де­я­тель­ность при­оста­нов­ле­на, уже боль­ше трех ме­ся­цев я не прак­ти­кую с кли­ен­та­ми, и это удру­ча­ет. Я живу одна, не могу тро­гать лю­дей — это осо­бый чел­лендж.

На са­мом деле я очень пе­ре­жи­ваю, что люди утра­тят куль­ту­ру при­кос­но­ве­ний. Для меня это сей­час боль­шой во­прос: что бу­дет даль­ше с нами, бу­дем ли мы вни­ма­тель­ны друг к дру­гу, бу­дем ли дру­же­люб­ны? Во­прос важ­но­сти при­кос­но­ве­ний как ни­ко­гда ак­туа­лен в ме­ня­ю­щем­ся мире.

У меня нет уни­вер­саль­ных ре­ко­мен­да­ций для тех, кто хо­чет по­ме­нять свою жизнь и спе­ци­аль­ность. Я по­сто­ян­но ис­пы­ты­ваю су­ма­сшед­шую по­треб­ность в дви­же­нии впе­ред, в бес­ко­неч­ном сво­ем лю­бо­пыт­стве. Лю­бо­пыт­ство — важ­ный мо­мент; если оно есть, надо им поль­зо­вать­ся во­всю. Важ­но ни­ко­гда не пе­ре­ста­вать сле­до­вать за сво­им ин­те­ре­сом. То­гда ре­аль­но мож­но про­жить мно­го жиз­ней за одну. И если эта пер­спек­ти­ва ско­рее вол­ну­ет и ма­нит, чем пу­га­ет, то сто­ит по­про­бо­вать.